Содержание

12 СКРЫТЫХ форм вербального насилия

Всем известно, какую силу несут слова. Они могут возвысить и уничтожить, поднять настроение и испортить его. Бывает и так, что мы хотим подбодрить, утешить, рассмешить, но из-за неправильного употребления слов только делаем хуже.

12 СКРЫТЫХ форм вербального насилия

Но это происходит случайно. А вот в некоторых случаях человек нарочно использует некоторые формы вербального насилия для достижения своих целей. Само вербальное насилие коварно тем, что внешне выглядит вполне безобидно. Настолько безобидно, что сторонний наблюдатель может ничего не заподозрить. Или даже тот, к кому обращены эти слова. Самое неприятное, что подобная форма общения чаще всего применяется к самым близким людям.Для того чтобы исправить это, нужно прежде всего поставить диагноз — распознать вербальное насилие. 

Вербальное насилие. 12 скрытых форм

1. Суждение или критика

Вербальный обидчик постоянно исправляет вас, говоря о том, что можно сделать лучше. При этом он редко хвалит, а если и хвалит, то так, что лучше бы этого не делал. Все это подается под соусом экспертного мнения и для того, «чтобы помочь» (даже если вы не просили). Когда вы начинаете раздражаться, обидчик говорит о том, что вовсе не хотел обидеть и у него были наилучшие намерения. Осуждение может быть и невербальным: закатывание глаз, сжатые губы, раздраженный вид.

2. Сдерживание

Эта форма проявляется между эмоционально близкими людьми: мужем и женой, друзьями, родителями и детьми. Вербальный обидчик сегодня может быть очень открыт, эмоционален и заботлив, а завтра полностью отстраняется безо всякой причины. Любые ваши попытки узнать в чем дело не приносят результата, а на прямой вопрос о том, что случилось, следует ответ: «Я не понимаю, о чем ты говоришь».Такая манера поведения очень ранит жертву и приятна для обидчика.

3. Подшучивание

С каждым такое случалось: кто-то зло высказывался в вашу сторону и потом говорил, что просто пошутил. Только в очень редких случаях человек и правда не хотел вас обидеть, однако в большинстве его намерения были четкими — высказаться неуважительно и заставить вас чувствовать себя некомфортно. Обратите внимание на то, что этот человек «шутит» подобным образом лишь в присутствии других людей. Наедине с вами ничего подобного не происходит. И конечно, когда вы выходите из себя, следует ответ: «Да ладно тебе! Чего ты такой чувствительный? Я просто шучу».

4. Противостояние

Неважно, какого качества идеи или мысли вы высказываете, обидчик все равно найдет повод придраться и понизить вашу самооценку.Постоянно возникает чувство того, что ваши чувства, мысли, идеи и ценности не уважаются.

5. Опошление

Обидчик всякий раз дает понять, что все ваши мысли или слова дурацкие или малозначительные. Он может прерывать вас, задавать вопросы и не слушать ответов или перекрикивать. Любые ваши слова опошляются. Любите помогать другим людям? Будьте готовы к тому, что обидчик воспримет эти действия как эгоистичные и найдет в ваших добрых делах скрытый подтекст.

6. Обесценивание

Не имеет значения, каких успехов вы достигли, обидчик все равно будет утверждать, что все это было слишком легко. Тогда как успехи обидчика выдаются за величайшие. Можно сказать, что мы имеем дело с обычной черной завистью. При этом этот человек может быть очень близким для вас.

12 СКРЫТЫХ форм вербального насилия

7. Подкоп

Вы делитесь с человеком своими планами, целями и мечтами, а в ответ слышите нечто вроде: «Тебе нужно еще немного опыта, чтобы достичь всего этого». При этом данный человек не имеет опыта в этой сфере или крутится в ней несколько лет, не имея достижений.Когда вы имеете дело с подкопом (завистью), следует понимать, что обидчик хочет во что бы то ни стало подорвать вашу веру в себя и снизить самооценку. Это единственный способ, при помощи которого он не чувствует себя хуже.

8. Отвлечение

Вы ведете беседу с человеком и возникает следующее:

  • Обидчик меняет тему, а когда она ему не нравится, меняет ее еще раз;

  • Обидчик не отвечает на вопросы или отвечает с агрессией;

  • Обидчик постоянно перебивает, особенно когда ему не нравится ход беседы.

В процессе разговора вы можете не чувствовать никакого соперничества, тогда как обидчик все это чувствует. Поэтому он готов на все, чтобы избежать неудобной темы.

9. Обвинение

Потрясающая тактика — обвинять человека в своем плохом поведении и неприятных словах. Если вас оскорбил обидчик, значит вы сами в этом виноваты. Это самое распространенное поведение агрессора: вести себя агрессивно и при этом выдавать себя за жертву. Сторонний наблюдатель может даже принять его сторону, настолько все это убедительно подается.

10. Забывание

Если что-то выгодно забыть, это тут же моментально забывается. Существует даже мнение, что обидчик действительно верит в свою ложь, что в итоге может стать причиной шизофрении. Доходит до того, что даже предоставленные факты в виде переписки, фотографии и верной информации не влияют на уверенность обидчика в том, что что-то было или чего-то не было.

11. Командование

Обидчик говорит вам, что именно должно быть сделано и каким именно образом. Причем это не зависит от его положения: это может быть как начальник, так и равный по рангу.Эту форму вербального насилия выдает тон, мимика, жесты, слова и нетерпеливость к любому несогласию.

12. Отрицание

Вам больно, неприятно и вы чувствуете неуважение? Обидчик считает, что ничего подобного вы на самом деле не чувствуете. Или что он не имеет понятия, о чем речь. Обидчик считает, что он вел себя идеально, а всему виной ваша нестабильная психика и чувствительность.

Напоследок хочется сказать: в первую очередь постарайтесь увидеть формы вербального насилия в самом себе, а затем — в других. Не сделав этого, вы уже докажете, что являетесь обидчиком, выдающим себя за жертву.опубликовано econet.ru

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Что такое вербальное насилие? |

Словесные оскорбления обладают разрушительной силой. Резкие слова токсичны, они путают мысли и мешают принимать здравые решения. Попытка выставить вас козлом отпущения заставляет брать вину на все неприятности, которые случаются в жизни. Если родители обижали вас в детстве, их жестокие слова могут звучать в вашей голове спустя долгие годы.

Словесное насилие запугивает жертву, устанавливая доминирование и превосходство агрессора. Абьюзеру удается застичь вас врасплох, хотя бы на короткое время. Это позволяет ему заполучить контроль над вами, подчинив вашу волю.

Эта модель всегда одинакова, неважно кто является агрессором — ваш супруг, родитель, партнер или начальник на работе. В браке или романтических отношениях словесное насилие обычно начинается скрытно, исподволь, тихим голосом, без использования бранных слов, а первое время сопровождается лицемерными извинениями. Но с годами оно перерастает в агрессивные атаки, публичные унижения, несправедливые обвинения, ругань и крики.

Чтобы перестать быть жертвой, важно вовремя распознать вербальное насилие. Поскольку оно не оставляет следов, как физическое или сексуальное, его трудно идентифицировать. Вот несколько типичных примеров.

1. Повышение громкости и тона голоса.

Агрессор быстро переходит на крик, начиная бушевать. Это составляет резкий контраст со спокойным тоном, которым он только что говорил, заставляя жертву трепетать. Второй метод, который часто используют агрессоры, это наказание молчанием, игнорирование и отказ отвечать на вопросы.

2. Оскорбления.

Жестокие слова используются, чтобы унизить, внушить страх, подавить и сковать волю жертвы. Ругань и обидные слова будут сыпаться на вас каждый раз, когда вы отказываетесь делать то, что хочет агрессор.

3. Конфликтная манера общаться.

Агрессоры разговаривают с вами пренебрежительно, свысока, саркастично и требовательным тоном. Они перебивают вас, обрывают на полуслове, не давая высказаться до конца, скрывают ключевую информацию или устраивают допрос. Абьюзер переходит в атаку так быстро, что у жертвы часто не оказывается ни время ни сил противостоять ему, отвечая на каждый пункт обвинений. Вы в замешательстве замолкаете.

4. Личные нападки.

Эта распространенная стратегия включает критику, злые насмешки, унизительные комментарии, издевательства над чертами характера и реакциями жертвы, осуждение, обесценивание чувств. Чтобы запутать ситуацию еще больше, манипулятор подмешивает в несправедливую критику крупицы правды. Это заставляет вас чувствовать себя неполноценным и обреченным всегда проигрывать.

5. Никаких извинений.

Агрессор никогда не берет ответственность за свои слова. Он обесценивает и унижает чувства жертвы, отрицает то, что говорил, и легко забывает обещания. Абьюзер не демонстрирует никаких признаков раскаяния и никогда не извинится за то, что его слова вас ранили.

6. Поиск виноватого.

Вы виноваты во всем, что идет не так. Агрессор обвинит вас в том, что вы слишком чувствительны, стоит высказать малейшее недовольство его замечаниями. Он заявит, что обидел вас, поскольку вы первым оскорбили его.

7. Запугивание.

Вот типичные высказывания агрессора: «Если бы ты только… мне бы не пришлось повышать на тебя голос», «Ты не понимаешь шуток», «Проблема в тебе», «Я делаю это для твоего же блага» и коронное: «Ничего подобного!». Вы никогда не можете выиграть спор, потому что всегда оказываетесь неправы. В результате ваша самооценка и уверенность в себе падает, вы привыкаете ходить на цыпочках, боясь вызвать гнев абьюзера, постоянно испытываете смятение и замешательство.

523

Вербальное насилие: что это такое

Существует четырнадцать категорий вербального насилия, с помощью которых насильник контролирует своего партнера по отношениям. Некоторые пострадавшие, знающие об этих категориях, спрашивают себя: «Почему? Почему он хочет быть таким саркастичным и критикующим? Какое это имеет отношение к контролю? Как насилие и контроль связаны между собой?» Давайте послушаем некоторых пострадавших.

Я начала спрашивать себя, не могут ли все эти ужасные вещи, которые он говорил, быть правдой. И я спрашивала себя — если он может сказать обо мне столько плохого, почему мы прожили вместе тридцать пять лет. — Л. Р.

Так трудно принять тот факт, что я была человеком, который позволил всему этому продолжаться. Что со мной не так? Я постою за себя. Я перестану плакать. И если он не изменится, то я просто уйду. — С. Л.

Все эти женщины, как и многие другие, говорят нам, что такое поведение в конце концов отталкивает женщину, заставляет ее уйти, а вовсе не удерживает ее в отношениях — рано или поздно женщина поймет, что не может здесь оставаться. Кажется, что насильники неспособны понять этот факт или изменить свое поведение в том случае, когда их спутницы жизни начинают протестовать. В ответ они стараются еще больше контролировать жертву и проявляют еще больше насилия, чем до протестов своих партнерок.

Говоря и делая все возможное, чтобы принизить жертву, насильник стремится к ощущению собственного превосходства, и, следовательно, обретению контроля над своей партнеркой. Его мотивация состоит в том, что в результате жертва станет настолько разбитой и беспомощной, что будет просто не в состоянии уйти от него — и все это время ему даже не приходит в голову, что именно это его поведение со временем приведет к прямо противоположному эффекту.

Очень часто пострадавшим требуется приложить огромные усилия для того, чтобы противостоять вербальному насилию.

Это происходит потому, что они ощущают себя бессильными и разбитыми еще до того, как смогут начать осознавать, что же именно с ними происходит. Вот как они выражают свое возмущение и описывают свой опыт.

Мне нужно узнать больше о том, как мыслить яснее и как повысить самооценку, чтобы разобраться в своей жизни. Мне нужно стать сильнее. Я чувствую себя эмоционально слабой. Я чувствую очень большую боль. — А. В.

Я знаю, что я подвергалась вербальному насилию, но я все равно временами думаю: «Может быть, причина была во мне!» Временами я практически впадала в кататонию, больше не могла думать или что-либо делать. Это продолжалось несколько часов, а иногда и весь день. — Б. Х.

Как он мог быть таким холодным и жестоким со мной, но при этом таким беззаботным и счастливым рядом с другими? — С. Б.

Я читала о насилии тайком, потому что я знала, что мой муж взорвется, если увидит обложку. Он смеется надо мной из-за моих книг самопомощи, и пытается опровергнуть все, во что я верю. — Д. Ф.

Мой вербальный насильник занимает большую должность в правительстве, когда он видит по телевидению или в газетах то, что ему не нравится, то начинается медленно наливаться яростью, один или два комментария — а потом он направляет ее на меня: осуждающие взгляды, напряжение, сжатые зубы. Иногда мне кажется, что я вижу перед собой воплощенное зло. — Л. Д.

Люди, которые сейчас признают, что подвергали кого-то вербальному насилию, говорят, что до того момента, когда они узнали, что оскорбления, наносимые другому человеку, вспышки ярости, приказы, постоянное унижение являются формой насилия, им даже не приходило в голову считать насильником.

Они прекрасно знали, что они говорят, но так же как и те, кто совершает изнасилования или убийства, не беспокоились о разрушительных последствиях своего поведения. Почти всегда они чувствовали себя гораздо лучше после того, как вербальное насилие было осуществлено.

Вербальное насилие — это метод контролирования другого человека, встречающийся при любых человеческих отношениях. Разве найдется человек, который никогда не был свидетелем вербального насилия родителя над ребенком? Разве найдется хоть один человек, который никогда не слышал о начальниках, подвергающих такому насилию подчиненных, мужчинах, подвергающих насилию женщин, женщинах, подвергающих насилию мужчин, матерях, подвергающих насилию дочерей, отцах, подвергающих насилию сыновей, и наоборот?

Мы только сейчас начинаем понимать динамику коммуникации в процессе вербального насилия. Тем не менее, мы уже многое узнали о проблеме контроля в отношениях между мужчиной и женщиной. Некоторые вербальные насильники переходят к физическому насилию. Другие менее склонные к откровенно физическому насилию по культурным или семейным причинам, и они проявляют насилие только вербально. Однако как бы ни проявлялся контроль — вербально или физически, — его динамика остается одной и той же.

Пережившие вербальное насилие описывают своих насильников как людей, которые иногда ведут себя очень шумно и вспыльчиво, а иногда вообще не повышают голоса, осуществляя контроль скрытыми способами.

Один вербальный насильник говорил: «Я могу в одну секунду поставить ее на место, не повышая голоса». Хотя он проявлял очень тяжелое вербальное насилие по отношению к жене, он говорил, что «сам не понимает почему». Он продолжает:

Я могу написать книгу о стратегии того, как мужчине уничтожить до основания самоуважение своей жены. Я рад, что пока что не переключился на ребенка, теперь, когда я понял, что вербального насилия могло бы и не быть. За последние несколько дней я понял, как часто я прибегал к насилию за десять лет жизни с моей женой. Мне больно осознавать, как глубоко я ранил ее все эти годы. — В. О.

Эмоционально контролирующее поведение проявляется с помощью вербального насилия, языка тела и депривации (отказа). Эти виды поведения являются способом общения насильника с партнером. Их описывают многие пережившие вербальное насилие, и эти пострадавшие говорят о священниках, рабочих, исполнительных директорах компаний, психотерапевтах, адвокатах, знаменитостях, бизнесменах, продавцах, о богачах и бедняках.

Большинство вербальных насильников, похоже, не осознают последствий своего поведения, и в целом даже если они знают о последствиях, то не понимают, почему осуществляют насилие. Список видов контролирующего поведения организации по борьбе с домашним насилием MANALIVE проливает свет на это мрачное и бессознательное царство. В нем говорится: «Цель контролирующего поведения — уничтожить вашего партнера, отказывая ей в привычных ресурсах, необходимых для ее благополучия и чувства целостности».

Вербальный насильник, контролирующий один или несколько таких ресурсов, обычно использует как слова, так и действия. Вербальное насилие становится частью других видов контролирующего поведения, и все вместе они уничтожают партнера. Методы контроля, которые я привожу ниже, взяты из списка MANALIVE.

Контроль над ее временем

Насильник контролирует время своего партнера, когда, например, постоянно не приходит вовремя, а потом говорит что-то вроде: «Мы о точном времени не договаривались».

Или же он приходит, говорит, что он готов сделать что-то, а затем начинает заниматься чем-то совсем другим, в то время как партнер вынужден ждать.

Когда я начинала плакать, или он знал, что я расстроена, он часто огрызался: «Это будет стоить тебе еще пять минут времени», и начинал медлить. — М. Х.

Насильник также может контролировать время своего партнера, начиная читать ей лекции или полностью монополизируя разговор. Если она скажет ему что ей неприятен какой-то факт, то он будет отрицать, что факт имел место, преуменьшать ее чувства, или обвинит ее в попытке начать ссору. Одна пострадавшая пишет:

Я готовлю ужин. Прямо перед тем, как наступает время садиться за стол, он уходит за дверь — ни слова не говорит мне, и я не имею понятия, когда он вернется. У меня уже могли быть планы на вечер. Если потом я спрошу его, почему он не поговорил со мной и не сказал мне о своих планах, чтобы я смогла запланировать что-нибудь для себя, он отвечает: «Перестань жаловаться, если бы я сказал тебе, что хочу уйти, ты бы захотела, чтобы я остался». — Г. К.

Этот насильник не хочет обсуждать свои планы или договариваться о них. Если он начнет это делать, то тем самым откажется от тотального контроля.

Контроль над ее пространством

Насильник контролирует пространство партнера, захватывая общее пространство или вторгаясь в ее личное пространство. Есть множество способов сделать это. Некоторые примеры приведены ниже.

— Контролировать ее социальное пространство, ограничивая контакты с друзьями, например, говорить, что ее нет дома, хотя она дома, или не позволять приглашать друзей домой.

— Контролировать ее интеллектуальное пространство, используя сложные и длинные аргументы, чтобы она просто устала и уступила в дискуссии, или постоянно перебивать ее.

— Вторгаться в ее свободное время, например, специально говорить с ней, когда она явно хочет побыть одна.

— Вторгаться в ее личную жизнь, требовать, чтобы она подробно отчитывалась о всех своих действиях, или вскрывать ее почту и посылки.

— Мешать ее сну.

— Оказывать на нее давление для занятий сексом, когда ей этого не хочется.

Пострадавшие очень часто описывают все вышеперечисленное.

Он постоянно ходил за мной из одной комнаты в другую, продолжая орать.

Он изолировал меня от родственников и друзей, постоянно выискивая у них недостатки, и высмеивал меня, если я с ними встречалась.

Контроль за ее материальными ресурсами

Вербальный насильник может контролировать один или все материальные ресурсы своего партнера, отказывая в общей и финансовой информации, а также отказываясь предоставить обещанные деньги, выполнить обещанную работу, очень часто объясняя это тем, что он «просто забыл».

Когда я просила его о деньгах на хозяйство на неделю, то он обычно давал мне только часть, говоря, что прямо сейчас у него больше нет. Затем мне приходилось просить второй раз, и он начинал злиться, говорил, что сейчас не время, что он занят чем-то другим, или он просто расслабляется перед телевизором или с газетой, а это может и подождать. Я чувствовала себя униженной. — Л. В.

Контроль с помощью языка и жестов

Вербальный насильник использует свой язык жестов для того, чтобы контролировать партнера, и точно также он использует слова.

Как правило, слова и жесты используются вместе. Таким образом, он использует самого себя как средство для получения контроля над партнером. Ниже приведены некоторые способы морального давления и запугивания, которые являются формой отказа в ресурсах и контролирующей злости.

— Демонстрировать обиду.

— Отказываться говорить.

— Отказ в проявлении привязанности.

— Отчуждение и закрытые позы.

— Резкий уход из комнаты.

— Уход из дома.

— Удары по стенам или предметам.

— Пинки предметов.

— Безответственное вождение.

Контроль над ее определением реальности

Когда вербальный насильник применяет тактики контроля, он обычно пытается формировать реальность своего партнера. Эта форма контроля является формой максимального угнетения. Когда он говорит партнерке, что именно является реальностью, то он фактически играет в Бога. Определение реальности за партнерку — это форма насилия, которая полностью нивелирует опыт партнера, поскольку ему начинают внушать «что было на самом деле». Ниже приведены типичные примеры такого поведения.

Это не то, что ты сказала.

Это не то, что ты сделала.

Это не то, что произошло.

Это не то, что ты видела.

Это не то, что ты чувствовала.

Каждое из этих утверждений нарушает границы партнера и является явным вербальным насилием.

Определяя реальность партнера, насильник нагло заявляет, что он знает больше об опыте партнерки, чем она сама. Он говорит, что он лучше знает, что делает или говорит его партнер, а также что партнер чувствует. На самом деле он знает только то, что он видел, слышал или чувствовал; другими словами, он знает только то, что дает ему его собственный опыт.

Представляя ситуацию так, как будто насильник прав, а жертва неправа, он не только заявляет о том, что он полностью подчинил ее своей воле, но и о том, что он нарушил целостность партнера, нивелируя ее опыт.

Мы все воспринимаем этот мир всеми нашими чувствами, и с помощью разума мы интерпретируем сенсорные данные. Когда конгруентность сенсорных переживаний и их интерпретации ставится под сомнение буквально каждый день, то чувства компетентности, целостности и личной силы партнера постепенно разрушаются.

Она не только по-разному воспринимает мир — она также по-разному выражает себя.

Когда ее чувства, их выражение и мысли объявляются неверными, то на бессознательном уровне это разрушает ее целостность.

Многим трудно представить, как один человек может внушать другому, что тот видит, чувствует или говорит. Некоторые думают, что такому насилию подвергаются только заключенные военных лагерей, где они находятся в полной изоляции, а лишенные человечности насильники пытаются «промыть им мозги», внушают им, что они не переживали того, что они на самом деле пережили.

Вербальные насильники контролируют, путают и выбивают своих жертв из колеи следующими методам:

Деформация реальности: Я знаю, я это сказал, но это неправда.

Требование согласия: Если я так сказал, то так оно и есть.

Собственное определение правды: Ты понятия не имеешь, о чем говоришь (только я знаю правду).

Контроль путем определения ее мотивации

Когда вербальный насильник определяет мотивацию партнера, то он говорит ей, почему она поступила так или иначе, как будто он знает это лучше нее. Таким образом, он контролирует не только ее восприятие, как мы видели ранее, но и ее представление о себе. Это сводящее с ума поведение — поведение, которое выбивает партнера из колеи и заставляет ее испытывать замешательство.

Это такие тактики, как «Ты просто хочешь оказаться правой», или «Ты специально напрашиваешься на ссору», которые уничтожают целостность партнера. При этом в глубине души насильник прекрасно понимает, что партнерка вовсе не пытается начать ссору.

С другой стороны, его партнерка верит, что насильник рациональный человек, а значит, несмотря на полное стремление к взаимопониманию она сама сделала что-то, что заставило супруга воспринимать ее таким образом.

В результате жертва спрашивает себя, почему он решил, что она хочет начать ссору.

Однако в реальности нет никакого соответствия между тем, что она говорит, и тем, что, по его словам, она хочет сказать.

Пережившая вербальное насилие пишет о следующем опыте, в ситуации, когда спутник пытался определять ее мотивацию.

Он просил меня узнать, где лучше всего открыть депозитный счет с самой высокой процентной ставкой; я это сделала. Позднее за ужином я начала смотреть телевизор. Он лег в постель раньше меня. Через какое-то время он спустился в комнату, возмущаясь, что мы могли потерять пятьдесят долларов, потому что я выбрала ближайший от дома банк, а не тот, где проценты выше. Это, разумеется, было ложью.

Он орал и кричал на меня так сильно, что у него пошла пена изо рта. Эта пена меня совсем напугала. Он был похож на бешеных животных, о которых я читала. До сегодняшнего дня меня преследуют воспоминания о том случае. Я просто неспособна забыть об этом. А таких случаев было много, очень много, я даже не смогу их все перечислить. — М. А.

Контроль с помощью перекладывания ответственности

Насильник внушает партнерке, что она несет ответственность за его поведение, и, таким образом, он снимает ответственность с себя.

Другими словами, он избегает последствий за свое поведение, обвиняя во всем ее, и сохраняет контроль над ней. Ему не нужно ничего менять.

Я сделал это из-за тебя

Я сделал это из-за обстоятельств.

Я сделал это, потому что ты меня довела.

Ты заставила меня захотеть (далее могут быть варианты).

Другой скрытый способ переложить ответственность на партнера — сделать вид, как будто она несет за что-то ответственность, сказав ей злым и обвиняющим тоном:

Почему это здесь лежит!

Как это произошло?

Таким образом, насильник пытается заставить ее «все исправить», как будто вина на произошедшее лежит на ней (хороший ответ на это: «Понятия не имею!»).

Контроль с помощью навязывания статуса

Принижая, пренебрежительно отзываясь о ней, насильник может со временем добиться того, что она начнет сомневаться в собственной компетентности.

Хваля ее, отпуская одобрительные комментарии, он может пытаться убедить ее, что она подходит только для определенных занятий, хотя на самом деле это могут быть те области, в которых она проявляет наименьшее количество талантов либо не заинтересована в них.

Это позволяет насильнику контролировать жертву и уменьшать ее независимость и уверенность в себе. Ниже приведены такие примеры:

Ее принижение: Ты плохая мать. Ты отвратительный водитель.

Похвалы в ее адрес: Ты настоящий эксперт по смене подгузников.

Другие методы включают:

Вынесение приговора: Ты поступила плохо, когда ты…

Обобщение: Все вы, женщины, одинаковые.

Характеристики: Ты в точности как твоя мать.

Пережившие вербальное насилие пишут о том, как пострадала их самооценка, поскольку их хвалили только за то, что они делали хуже всего.

Я была профессионалом в своем деле, но меня так забили эмоционально, что я верила, что смогу работать только уборщицей или официанткой. Сейчас я работаю директором по маркетингу филиала крупной компании. — Р. Ф.

В реальности я очень компетентный человек. Но мой муж убедил меня в обратном. Сейчас я вице-президент небольшой компании. — Д. Л.

Я не могла представить, что то, что я говорю, приемлемо или хотя бы понятно, что-то было не так с каждым моим предложением.

Я целые часы проводила, пытаясь понять, что же мне сказать. И подумать только, прошло пять лет — и теперь я профессор, а студенты обожают мои лекции! — Г. К.

Насильник и контроль

Ранее мы прочли письмо женщины, чей муж ругал ее за то, что она научилась новой фигуре танца у другого мужчины. Он, очевидно, ревновал и чувствовал, что этот незнакомец может отнять у него контроль над ней. Он хотел сохранить свой контроль. Если бы он попросил ее показать ему, чему она научилась, то он бы укрепил отношения с ней. Скорее всего, она была бы счастлива, что он уважает ее усилия и хочет чему-то научиться у нее. Его поведение, тем не менее, оттолкнуло ее, пусть даже и временно.

Почему, если он хочет сохранить отношения с партнеркой, его поведение отталкивает ее? Потому что он чувствует, что его лишили власти, и хочет избавиться от ощущения бессилия. Контроль и самозащита идут рука об руку. Когда насильник критикует и ругает своего партнера, он избавляется от чувства бессилия с помощью демонстрации превосходства. Он отрицает свои истинные чувства, и в то же время верит, что он лучше партнерки, и считает, что может контролировать того человека, который хуже его.

Кто-нибудь может спросить: с какой стати человек чувствует себя сильнее, если, например, критикует другого? Вербальному насильнику это помогает почувствовать свою власть, поскольку он верит в эту демонстрацию силы, так же, как он верит в свой идеальный имидж — обычно это имидж Хорошего Парня.

Критика — это демонстрация превосходства, демонстрация того, что он превосходит партнерку в области некоторых абстрактных «знаний». Насильник хочет верить, что он во всем разбирается лучше партнерки, и поэтому критика позволяет ему ощутить власть. В результате он может на время подавить чувства бессилия и своей принадлежности к личностям с низким статусом, которые постоянно преследуют его.

Когда насильник игнорирует партнерку, он защищает себя от осознания своего насилия и его последствий. Например, говоря «Ты поднимаешь шум из-за пустяков» он считает, что если заставит жертву поверить в это — то его утверждение станет правдой. Конечно, она может быть слишком запугана, чтобы спорить с ним, или она просто слышит это так часто, что начинает верить в это. Даже в этом случае, он, как правило, абсолютно неправ.

Если женщина все время пытается посмотреть на ситуацию глазами партнера и терпит от него слишком много вспышек раздражения, критики и унизительных замечаний, то такой партнер — вербальный насильник.

Каким еще образом вербальное насилие связано с контролем над личностью?

Конечно, может показаться странным, что человек, который хочет контролировать то, что говорит и делает другой человек, будет проявлять откровенное вербальное насилие. Не проще ли будет говорить с ней ласково? Насильник не способен просить ласково. Почему? Потому что он считает, что у партнерки не должно быть возможности сказать «нет».

Если она скажет «нет», то он потеряет контроль над ней. Поэтому он пользуется вербальным насилием, чтобы снизить самооценку партнерки. Тогда она начнет постоянно сомневаться в себе, а такой личностью будет гораздо проще манипулировать.

Другой способ понять поведение насильника — это понять, что он чувствует уверенность в себе и в том, что он контролирует другого человека, поскольку выше ее по статусу — как полицейский выше водителя, или когда он может угнетать партнерку подобно диктатору, угнетающему свой народ, ограничивая его свободу действий или свободу слова.

Вербальный насильник приобретает чувство контроля, обесценивая свою партнерку таким образом, что она начинает сомневаться в себе или прекращает попытки переубедить его.

Каждый раз, когда он заставляет ее «уступить», другими словами, подчиниться или не спорить с ним, у него появляется ощущение, что он победил. А победитель все контролирует, верно? В придачу вспомните — побежденные начинают служить победителю.

Каждый человек, который подвергает другого вербальному насилию, делает это с целью установления контроля, чтобы, таким образом, избавиться от чувства бессилия.

Зачастую насильник настолько привык к насилию над партнеркой, что он даже не думает о себе как о насильнике. Некоторые мужчины, которые учатся останавливать вербальное насилие над партнерами, говорят, что даже самые жестокие унижения и оскорбления стали для них рутиной, почти рефлекторным способом поведения.

В следующем отрывке говорится о контроле:

Я знала, но не могла понять, почему он может сдерживать свои вспышки ярости если хочет. С некоторыми людьми он всегда держал себя в руках. Например, если общался с сотрудником офиса, от которого он зависел.

Или в социальной ситуации, когда кто-то разозлил его, но показать это было бы неприлично. Даже по отношению ко мне он сдерживал свой гнев, если рядом были значимые для него люди. — М. К.

Насильник очень часто прекрасно себя контролирует, и он может «включать» и «выключать» свои страшные вспышки гнева, если ему нужно сохранить свой имидж для внешнего мира. Многие пострадавшие описывают это как поведение Джекилла и Хайда. Многие, как и автор приведенного выше отрывка, не могут понять почему их партнер приходит в ярость только с ними, но не со «значимыми» людьми. Но они не понимают, что насильник сам выбирает такое поведение, поскольку выбрал их на роль «козла отпущения». Вербальное насилие — это поведение, причина которого в стремлении к контролю над своим партнером, а также в чувстве собственного бессилия. Он делает это, чтобы принизить ее и отыграться на ней, а потом переложить ответственность на нее.

По материалам книги «Verbal Abuse Survivors Speak Out»
Авторка: Патриция Эванс

Поддержите наш проект:

Восемь категорий вербального (словами) насилия являются методами, с помощью которых человек-насильник контролирует своего партнера в отношениях.

Вербальное насилие – это метод контролирования другого человека, который встречается в любом типе человеческих отношений (вербальное, или словесное – это и «матерные» слова в том числе, и просто грубые и оскорбительные слова). Разве найдется человек, который никогда не был свидетелем вербального насилия родителя над ребенком? Разве найдется хоть один человек, который никогда не слышал о начальниках, подвергающих такому насилию подчиненных, мужчинах подвергающих насилию женщин, женщинах подвергающих насилию мужчин, матерях подвергающих насилию дочерей, отцах подвергающих насилию сыновей и наоборот?

«…Все эти ужасные вещи про меня, которые он говорил…. Что со мной не так? …Я спрашивала себя, почему, если он может сказать обо мне столько плохого, мы прожили вместе восемь лет…»

Люди, которые сейчас признают свое собственное вербальное насилие, говорят, что до того момента, когда они узнали, что оскорбления другого человека, вспышки ярости, приказы, постоянное унижение являются формой насилия, им даже не приходило в голову считать свое поведение насильственным. Они прекрасно знали, что они говорят, но также как те, кто совершает изнасилования или убийства, они не беспокоились о разрушительных последствиях своего поведения. Почти всегда они чувствовали себя гораздо лучше после вербального насилия.

Мы только сейчас начинаем понимать динамику коммуникации во время вербального насилия. Тем не менее, в отношениях мужчины и женщины мы уже многое узнали о проблеме контроля. Некоторые вербальные насильники переходят к физическому насилию. Другие менее склонные к откровенно физическому насилию по культурным или семейным причинам, и они проявляют насилие только вербально. Однако как бы ни проявлялся контроль, вербально или физически, его динамика остается одной и той же.

Если ты ищешь взаимности, то словесное  насилие является чем-то шокирующим и непонятным. Такое поведение, в конце концов, отталкивает женщину, заставляет ее уйти, а вовсе не «удерживает» ее в отношениях – рано или поздно женщина поймет, что не может оставаться. Кажется, что насильники не способны понять это или изменить свое поведение, когда их спутницы жизни начинают протестовать. В ответ они становятся еще более контролирующими и проявляют еще больше насилия, чем до протестов своих партнеров.

Говоря и делая все возможное, чтобы принизить женщину, насильник стремится к тому, чтобы почувствовать свое превосходство, а, следовательно, и контроль над своим партнером. Его мотивация состоит в том, что в результате она станет столь разбитой и беспомощной, что она будет просто не в состоянии уйти от него – и все это время ему даже не приходит в голову, что именно это его поведение, со временем, приведет к прямо противоположному эффекту.

Очень часто пострадавшим требуются огромные усилия, чтобы противостоять вербальному насилию, потому что они становятся очень, очень разбитыми до того как они осознают, что именно с ними происходит.

Пережившие вербальное насилие описывают вербальных насильников, которые иногда ведут себя очень громко и вспыльчиво, а иногда и вообще не поднимают голоса, осуществляя контроль скрытыми способами. Один вербальный насильник говорил: «Я могу в одну секунду поставить ее на место, не повышая голоса».

Эмоционально контролирующее поведение проявляется с помощью вербального насилия, языка тела и депривации (отказа). Эти виды поведения являются «способом общения насильника с партнером».

Большинство вербальных насильников, похоже, не осознают последствий своего поведения, и в целом, даже если они знают о последствиях, они не знают, почему они проявляют это насилие. Суть этого мрачного и бессознательного царства одна: «Цель контролирующего поведения – уничтожить вашего партнера, отказывая ей в привычных ресурсах, которые необходимы для ее благополучия и чувства целостности».

Вербальный насильник, который контролирует один или несколько таких ресурсов, обычно использует как слова, так и действия. Вербальное насилие становится частью других видов контролирующего поведения, и все вместе они обесценивают партнера.

Методы контроля партнёра с целью его обесценивания и унижения могут быть следующими:

  1. Контроль над ее временем

Насильник контролирует время своего партнера, когда постоянно не приходит вовремя, а потом говорит что-то вроде: «Мы о точном времени не договаривались». Или же он приходит, говорит, что он готов говорить или сделать что-то, а затем начинает заниматься чем-то совсем другим, в то время как партнер вынужден ждать.

«…Когда он знал, что я расстроена, он часто огрызался, «это будет стоить тебе еще пять минут времени», и начинал медлить…»

Насильник также может контролировать время своего партнера, начиная читать ей лекции или полностью монополизируя разговор. Если она скажет ему, что ей неприятен какой-то случай, то он будет отрицать, что случай имел место, минимизировать ее чувства, или обвинит ее в том, что она пытается начать ссору.

«…Я готовлю ужин. Прямо перед тем, как приходит время есть, он уходит за дверь – ни слова не говорит мне, и я не имею понятия, когда он вернется. У меня уже могли быть планы на вечер. Если потом я спрошу его, почему он не поговорил со мной и не сказал мне о своих планах, чтобы я смогла запланировать что-нибудь для себя, он отвечает: «Перестань жаловаться, если бы я сказал тебе, что хочу уйти, ты бы захотела, чтобы я остался»…».

Этот насильник не хочет обсуждать или договариваться о своих планах. Если он начнет это делать, то он откажется от тотального контроля.

  1. Контроль над ее пространством 

Насильник контролирует пространство партнера, захватывая общее пространство или вторгаясь в ее личное пространство. Есть множество способов это сделать. Некоторые примеры приведены ниже.

— Контролировать ее социальное пространство, ограничивая ее контакты с друзьями, например, говорить, что ее нет дома, хотя она дома, или не позволять ей приглашать друзей домой.

— Контролировать ее интеллектуальное пространство, используя сложные и длинные аргументы, чтобы она просто устала и уступила в дискуссии, или постоянно перебивая ее.

— Вторгаться в ее свободное время, например, специально говорить с ней, когда она явно хочет побыть одна.

— Вторгаться в ее личную жизнь, требовать, чтобы она подробно отчитывалась обо всех своих действиях, или вскрывать ее почту и посылки.

— Мешать ее сну.

— Оказывать на нее давление, чтобы она занялась сексом, когда ей этого не хочется.

«…Он постоянно ходил за мной из одной комнаты в другую, продолжая орать…».

«…Он изолировал меня от родственников и друзей, постоянно выискивая у них недостатки, и высмеивая меня, если я с ними встречалась…».

  1. Контроль за ее материальными ресурсами

Вербальный насильник может контролировать один или все материальные ресурсы своего партнера, отказывая в общей и финансовой информации, а также отказываясь предоставить обещанные деньги, выполнить обещанную работу, очень часто объясняя это тем, что он «просто забыл».

«…Когда я просила его о деньгах на хозяйство на неделю, то он обычно давал мне только часть, говоря, что прямо сейчас у него больше нет. Затем мне приходилось просить второй раз, и он начинал злиться, говорил, что сейчас не время, что он занят чем-то другим, или он просто расслабляется перед телевизором или с газетой, а это может и подождать. Я чувствовала себя униженной».

  1. Контроль с помощью языка и жестов 

Вербальный насильник использует свой язык жестов, чтобы контролировать своего партнера, точно так же он использует слова. Слова и жесты используются вместе. Таким образом, он использует самого себя как средство для контроля над партнером. Ниже приведены некоторые способы причинения боли и запугивания, которые являются формой отказа в ресурсах и контролирующей злости:

— Демонстрировать обиду.

— Отказываться говорить.

— Отказ в проявлении привязанности.

— Отчуждение и закрытые позы.

— Резкий уход из комнаты.

— Уход из дома.

— Удары по стенам или предметам.

— Пинки предметов.

— Безответственное вождение.

  1. Контроль над ее определением реальности 

Когда вербальный насильник применяет тактики контроля, он обычно пытается формировать реальность своего партнера. Эта форма контроля является формой максимального угнетения. Когда он говорит партнеру, что именно является реальностью, то он фактически играет Бога. Определение реальности за партнера – это форма насилия, которая полностью нивелирует опыт партнера, которому начинают внушать «что было на самом деле». Ниже приведены типичные примеры такого поведения.

«Это не то, что ты сказала».

«Это не то, что ты сделала».

«Это не то, что произошло».

«Это не то, что ты видела».

«Это не то, что ты чувствовала».

Каждое из этих утверждений нарушает границы партнера и является явным вербальным насилием.

Определяя реальность партнера, насильник нагло заявляет, что он знает больше об опыте партнера, чем она сама. Он говорит, что он лучше знает, что делает или говорит его партнер, а также что партнер чувствует. На самом деле он знает только то, что он видел, слышал или чувствовал; другими словами, он знает только свой опыт.

Представляя все так, как будто он прав, а она неправа, он не только заявляет о том, что он полностью подчинил ее своей воле, но и о том, что он нарушил целостность партнера, нивелируя ее опыт.

Мы все воспринимаем этот мир всеми нашими чувствами, и с помощью разума мы интерпретируем сенсорные данные. Когда конгруэнтность сенсорных переживаний и их интерпретации ставится под сомнение буквально каждый день, то чувства компетентности, целостности и личной силы партнера постепенно разрушаются.

Она не только по-разному воспринимает мир, она также по-разному выражает себя. Когда ее чувства, их выражение и мысли объявляются неверными, то на бессознательном уровне это разрушает ее целостность.

Многим трудно представить, как один человек может внушать другому, что тот видит, чувствует или говорит. Некоторые думают, что такому насилию подвергаются только заключенные военных лагерей, где они находятся в полной изоляции, а лишенные человечности насильники пытаются промыть им моги, внушают им, что они не переживали того, что они на самом деле пережили.

Вербальные насильники контролируют, путают и выбивают своих жертв из колеи следующими методам:

— Деформация реальности: «Я знаю, я это сказал, но это неправда».

— Требование согласия: «Если я так сказал, то так оно и есть».

— Собственное определение правды: «Ты понятия не имеешь, о чем говоришь. (Только я знаю правду)».

  1. Контроль путем определения ее мотивации 

Когда вербальный насильник определяет мотивацию партнера, то он говорит ей, почему она поступила так или иначе, как будто он знает это лучше нее. Таким образом, он контролирует не только ее восприятие, как мы видели ранее, но и ее представление о себе. Это сводящее с ума поведение – поведение, которое выбивает партнера из колеи и заставляет ее испытывать замешательство. Это такие тактики, как «Ты просто хочешь оказаться правой» или «Ты специально напрашиваешься на ссору», которые уничтожают целостность партнера. При этом в «глубине души» насильник прекрасно знает, что партнер вовсе не пытается начать ссору.

С другой стороны, его партнер верит, что насильник рациональный человек, а значит, она сама сделала что-то, что заставило его воспринимать ее таким образом, хотя она изо всех сил стремиться к взаимопониманию. В результате, она спрашивает себя, почему он решил, что она хочет начать ссору.

Однако в реальности нет никакого соответствия между тем, что она говорит, и тем, что, по его словам, она хочет сказать.

«…Он просил меня узнать, где лучше всего открыть депозитный счет с самой высокой процентной ставкой; я это сделала. Позднее за ужином я начала смотреть телевизор. Он лег в постель раньше меня. Через какое-то время он спустился в комнату, возмущаясь, что мы могли потерять пятьдесят долларов, потому что я выбрала ближайший от дома банк, а не тот, где проценты выше. Это, разумеется, было ложью.

Он орал и кричал на меня так сильно, что это меня совсем напугало. Он был похож на бешеных животных, о которых я читала. До сегодняшнего дня меня преследуют воспоминания о том случае. Я просто не способна забыть об этом. А таких случаев было много, очень много, я даже не смогу их все перечислить…».

  1. Контроль с помощью перекладывания ответственности

Насильник внушает партнеру, что она несет ответственность за его поведение, и таким образом он снимает с себя ответственность. Другими словами, он избегает последствий за свое поведение, обвиняя во всем ее, и сохраняет контроль над ней. Ему не нужно ничего менять.

«Я сделал это из-за тебя».

«Я сделал это из-за обстоятельств».

«Я сделал это, потому что ты меня довела».

«Ты заставила меня захотеть».

Другой скрытый способ переложить ответственность на партнера  –  сделать вид, как будто она несет за что-то ответственность, сказав ей злым и обвиняющим тоном:

«Почему это здесь лежит!»

«Как это произошло!»

Таким образом, насильник пытается заставить ее «все исправить», как будто это ее вина. (Хороший ответ на это: «Понятия не имею!»).

  1. Контроль с помощью приписывания статуса

Принижая ее, пренебрежительно о ней отзываясь, он может со временем добиться, что она начнет сомневаться в собственной компетентности.

Хваля ее, комментируя ее, он может пытаться убедить ее, что она подходит только для некоторых занятий, хотя на самом деле, это могут быть области, в которых она наименее талантлива или заинтересована. Это позволяет насильнику контролировать и уменьшать независимость и уверенность своего партнера. Ниже приведены примеры:

Ее принижение: «Ты плохая мать». «Ты отвратительный водитель».

Похвалы в ее адрес: «Ты настоящий эксперт по смене подгузников».

Другие методы включают:

Вынесение приговора: «Ты поступила плохо, когда ты…».

Обобщение: «Все вы женщины одинаковые».

Характеристики: «Ты в точности как твоя мать».

Пережившие вербальное насилие пишут о том, как пострадала их самооценка, потому что их хвалили только за то, что они делали хуже всего.

«…Я была профессионалом в своем деле, но меня так забили эмоционально, что я верила, что смогу работать только уборщицей или официанткой. Сейчас я работаю директором по маркетингу филиала крупной компании…».

«…Я не могла представить, что то, что я говорю, приемлемо или хотя бы понятно, что-то было «не так» с каждым моим предложением. Я целые часы проводила, пытаясь понять, что же мне сказать. В реальности я очень компетентный человек. Но мой муж убедил меня в обратном. Сейчас я вице-президент небольшой компании…».

Вербальный (словесный) насильник и контроль

Почему вербальный насильник хочет сохранить отношения с женщиной, хотя его поведение отталкивает ее? Потому что он чувствует, что его лишили власти, и он хочет избавиться от ощущения бессилия. Контроль и самозащита идут рука об руку. Когда насильник критикует и ругает своего партнера, он избавляется от чувства бессилия с помощью демонстрации превосходства. Он отрицает свои истинные чувства, и в то же время, он верит, что он выше партнера, и он считает, что он может контролировать того человека, который ниже его.

Кто-нибудь может спросить, с какой стати человек чувствует себя сильнее, если, например, критикует другого? Вербальному насильнику это помогает почувствовать власть, поскольку он верит в эту демонстрацию силы, так же как он верит в свой идеальный имидж – обычно это имидж Хорошего Парня.

Критика, например, — это демонстрация превосходства, демонстрация того, что он превосходит партнера в области «знаний». Насильник хочет верить, что он во всем разбирается лучше партнера, и поэтому критика позволяет ему ощутить власть. В результате, он может на время подавить чувства бессилия и низкого статуса, которые постоянно преследуют его.

Когда насильник игнорирует партнера, он защищает себя от осознания своего насилия и его последствий. Например, когда он говорит: «Ты поднимаешь шум из-за пустяков», он считает, что если он заставит ее в это поверить, то это станет правдой. Конечно, она может быть слишком запугана, чтобы спорить с ним, или она просто слышит это так часто, что начинает верить в это. Даже в этом случае, он, как правило, абсолютно неправ. Если кто-то пытается посмотреть на ситуацию глазами партнера и терпит от него слишком много вспышек раздражения, критики и унизительных замечаний, то его партнер – вербальный насильник.

Как еще вербальное насилие связано с контролем? Конечно, может показаться странным, что человек, который хочет контролировать то, что говорит и делает другой человек, будет проявлять откровенное вербальное насилие. Не проще ли будет говорить с ней ласково?

Насильник не способен просить ласково. Почему? Потому что он считает, что у партнера не должно быть возможности сказать «нет». Если она скажет «нет», то он потеряет контроль. Поэтому он пользуется вербальным насилием (демонстративное молчание или же, наоборот, крик, повышенный раздражённый тон, матерные слова), чтобы снизить самооценку партнера. В этом случае она начнет постоянно сомневаться в себе, и ему будет гораздо проще манипулировать.

Вербальный насильник приобретает чувство контроля, обесценивая своего партнера таким образом, что она начинает сомневаться в себе или прекращает попытки переубедить его. Каждый раз, когда он заставляет ее «уступить», другими словами, подчиниться или не спорить с ним, у него появляется ощущение, что он победил. А победитель все контролирует, верно? (И помните, что побеждённые начинают служить победителю).

Каждый человек, который подвергает другого вербальному насилию, делает это, чтобы установить контроль и таким образом избавиться от чувства бессилия. Насильник часто настолько привык к насилию над партнером, что он даже не думает о себе как о насильнике. Некоторые мужчины, которые учатся останавливать вербальное насилие над партнерами, говорят, что даже самые жестокие унижения и оскорбления стали для них рутиной, почти рефлекторным способом поведения.

При это, однако, очень часто насильник прекрасно себя контролирует, и он может «включать» и «выключать» свои страшные вспышки гнева, если ему нужно сохранить свой имидж для внешнего мира.

«…Я знала, но не могла понять, почему он сдерживает свои вспышки ярости, если хочет. С некоторыми людьми он всегда держал себя в руках. Например, если это был сотрудник офиса, от которого он зависел. Или в социальной ситуации, когда кто-то разозлил его, но показать это было бы неприлично. Даже со мной, он сдерживал свой гнев, если рядом были значимые для него люди…».

Вербальное насилие – это поведение, причина которого в стремлении к контролю над своим партнером, а также в чувстве собственного бессилия. Он делает это, чтобы принизить ее и отыграться на ней, а потом переложить ответственность на нее.

Вербальный насильник так привык к контролю, что он редко ставит свое поведение под вопрос, и не считает, что он кого-то угнетает. Один мужчина написал, что его последняя жена, наконец, заявила, что подает на развод, потому что больше не может терпеть вербальное насилие. Тогда он не мог представить, что заставило ее это сказать. Позднее, когда он почитал книги о вербальном насилии, он написал: «Я – вербальный насильник. Я принес  столько боли окружающим, и никогда этого даже не понимал – я не понимал, что я разрушаю чужую жизнь».

Вера в собственную потребность и право контролировать другого человека может быть привита человеку еще в раннем детстве. В этом случае только драматические и шокирующие эмоциональные потрясения могут заставить его пересмотреть всю свою жизнь и попытаться измениться.

Чем больше мы узнаем о вербальном насилии, и чем чаще мы узнаем его, называем его по имени, противостоим ему, говорим о нем, останавливаем его или уходим, тем скорее мы все вместе сможем прийти к ситуации, благоприятной для хороших отношений дома, на работе и везде, где люди общаются друг с другом.

По материалам книги Patricia Evans «Verbal Abuse Survivors Speak Out»

http://vk.com/topic-29955303_30377686

P.S.    То, что нам говорили, когда мы были детьми (Бруно Ферреро):

«Не беги; иди медленно; быстро; ешь всё; мой руки; чисти зубы; молчи; говори; извинись; поздоровайся; иди сюда; отстань от меня; иди играть; не мешай; не беги; смотри, а то упадёшь; тем хуже для тебя; ты не умеешь; ты маленький; я сам сделаю; ты уже большой; иди спать; вставай, уже поздно; я работаю; играй сам; оденься; не стой на солнце; иди на солнце; не разговаривай с полным ртом…»

То, что мы хотели бы услышать:

«Люблю тебя; ты красивый; я счастлив, что ты у меня есть; поговорим о тебе; как себя чувствуешь? боишься? почему не хочешь? ты очень славный; хороший; расскажи, что ты чувствовал; ты — счастлив? мне приятно, когда ты смеёшься; плачь, если хочешь; говори то, что хочешь; почему страдаешь? что тебе не нравится? доверяю тебе; мне здорово с тобой; хочу разговаривать с тобой; мне интересно слушать тебя; ты нравишься мне такой, как есть; хорошо быть вместе; скажи, если я ошибаюсь…»

Вокруг тебя много людей, что ждут слов, которые хотели бы услышать…

Нервно дёргая ручку своей сумочки, одна дама сказала: «Знаю, что мой муж умеет быть нежным и сердечным. Он всегда такой с нашей собакой».

Консультация по теме — тел. 79-28-12.

Вся правда о «тихом» вербальном насилии

«Мама никогда не повышала на меня голос, и, если я пыталась осуждать ее методы воспитания: унизительные замечания, критику, — она возмущалась: «Что ты такое говоришь! Я в жизни не повышала на тебя голос!» А ведь словесное насилие может быть очень тихим…» — делится Анна, 45 лет.

«В детстве я чувствовала себя невидимкой. Мама спрашивала, что я хочу на обед, а потом готовила что-то совершенно другое. Спрашивала, голодна ли я, и когда я отвечала «нет», ставила передо мной тарелку, обижалась или злилась, если я не ела. Она делала это постоянно, по любому поводу. Если я хотела красные кроссовки, она покупала голубые. Я прекрасно знала, что мое мнение для нее ничего не значит. И во взрослом возрасте у меня нет уверенности в собственных вкусах и суждениях», — признается Алиса, 50 лет.

Дело не только в том, что вербальное насилие воспринимается как менее травмирующее, чем физическое (что, кстати, неверно). Когда люди думают о вербальном насилии, в их воображении появляется человек, который истошно кричит, не контролируя себя и трясясь от гнева. Но это не всегда верная картина.

Как ни странно, одни из худших форм вербального насилия — такие. Тишина может быть способом эффектно высмеять или унизить. Тишина в ответ на вопрос или мимолетный комментарий может спровоцировать больше шума, чем громкая тирада.

Очень больно, когда с тобой обращаются как с невидимкой, будто ты так мало значишь, что даже отвечать тебе нет смысла

Ребенок, подвергающийся такому насилию, зачастую испытывает более противоречивые эмоции, чем тот, на кого кричат или кого оскорбляют. Отсутствие гнева вызывает смятение: ребенок не может понять, что стоит за многозначительным молчанием или отказом отвечать.

Очень больно, когда с тобой обращаются как с невидимкой, будто ты так мало значишь, что даже отвечать тебе нет смысла. Едва ли найдется что-то более пугающее и обидное, чем спокойное лицо матери, когда она делает вид, что не замечает тебя.

Последствия «тихого» насилия могут быть разнообразными. Это в первую очередь

негативные изменения в развивающемся мозге ребенка,

формирование привычки к самокритике, приписывание неудач и ошибок недостаткам в собственном характере,

сниженный эмоциональный интеллект, проблемы со сдерживанием и контролем эмоций,

формирование небезопасных видов привязанности, что препятствует установлению здоровых социальных связей.

Есть несколько видов вербального насилия, каждый из которых по-своему влияет на ребенка. Конечно, последствия отзываются и во взрослой жизни.

1. ЧЕЛОВЕК-НЕВИДИМКА: КОГДА ТЕБЯ ИГНОРИРУЮТ

Часто информацию об окружающем мире и отношениях в нем дети получают из вторых рук. Благодаря заботливой и чуткой матери ребенок начинает понимать, что он ценен и достоин внимания. Это становится основой для здоровой самооценки. Своим поведением отзывчивая мать дает понять: «Ты хорош таким, какой есть», и это дает ребенку силу и уверенность для изучения мира.

Ребенок, которого мать игнорирует, не может найти свое место в мире, оно зыбко и непрочно.

Благодаря Эдварду Тронику и эксперименту «Бесстрастное лицо», который проводился почти сорок лет назад, мы знаем, как игнорирование сказывается на младенцах и маленьких детях.

Если ребенка ежедневно игнорируют, это сильно сказывается на его развитии

Во времена проведения эксперимента считалось, что в 4-5 месяцев дети практически не взаимодействуют с матерью. Троник записывал на видео, как младенцы реагируют на слова, улыбки и жесты матери. Потом же мать должна была поменять выражение лица на абсолютно бесстрастное. Сначала младенцы пытались реагировать так же, как и обычно, но через некоторое время отворачивались от бесчувственной матери и начинали горько плакать.

С маленькими детьми картина повторялась. Они тоже старались привлечь внимание матери привычными способами, а когда это не срабатывало, отворачивались. Избегание контакта лучше, чем чувство, что тебя игнорируют, не замечают, не любят.

Конечно, когда мать снова улыбалась, дети из экспериментальной группы приходили в себя, хотя это был не быстрый процесс. Но если ребенка игнорируют ежедневно, на его развитии это сказывается очень сильно. У него формируются механизмы психологической адаптации — тревожный или избегающий вид привязанности, — которые остаются с ним и во взрослой жизни.

2.  МЕРТВАЯ ТИШИНА: БЕЗ ОТВЕТА

С точки зрения ребенка, молчание в ответ на вопрос очень похоже на игнорирование, но эмоциональные последствия у этой тактики другие. Естественная реакция — гнев и отчаяние, направленные на человека, который использует такую тактику. Неудивительно, что схема «запрос/уклонение» (в данном случае «вопрос/отказ от ответа») считается самым токсичным видом отношений.

Для специалиста по семейным отношениям Джона Готтмана это верный знак обреченности пары. Даже взрослому человеку непросто, когда партнер отказывается отвечать, а ребенка, который никак не может защитить себя, такая ситуация крайне угнетает. Вред, нанесенный самооценке, базируется как раз на невозможности защитить себя. Кроме того, дети винят себя в том, что не добились внимания родителей.

3. ОБИДНАЯ ТИШИНА: ПРЕЗРЕНИЕ И НАСМЕШКА

Вред можно причинить, не повышая голоса, — одними жестами, мимикой и прочими невербальными проявлениями: закатыванием глаз, презрительным или обидным смехом. В некоторых семьях травля — это практически командный спорт, если другим детям разрешается присоединиться к ней. Контролирующие родители или те, кто хочет быть в центре внимания, используют эту технику, чтобы управлять семейной динамикой.

4.  ПОМАНИЛИ И НЕ ДАЛИ: ГАЗЛАЙТИНГ

Газлайтинг заставляет человека сомневаться в объективности собственного восприятия. Этот термин происходит от названия одноименной пьесы (позже — фильма), в которой мужчина убеждал жену, что она сходит с ума.

Газлайтинг не требует крика — нужно просто заявить, что какого-то события на самом деле не было. Отношения между родителями и детьми изначально неравные, маленький ребенок воспринимает родителя как высший авторитет, поэтому применять газлайтинг довольно легко. Ребенок не только начинает считать себя «психом» — он теряет уверенность в собственных чувствах и эмоциях. И это не проходит без последствий.

5.  «Для твоего же блага»: резкая критика

В некоторых семьях и громкое, и тихое насилие обосновывается необходимостью исправлять недостатки в характере или поведении ребенка. Резкую критику, когда любая оплошность придирчиво рассматривается под микроскопом, оправдывают тем, что ребенок «не должен зазнаваться», должен «вести себя скромнее», «знать, кто тут главный».

Эти и другие предлоги — всего лишь прикрытие для жестокого поведения взрослых. Родители ведут себя вроде бы естественно, спокойно, и ребенок начинает считать себя недостойным внимания и поддержки.

6.  ПОЛНАЯ ТИШИНА: ОТСУТСТВИЕ ПОХВАЛЫ И ПОДДЕРЖКИ

Силу несказанного сложно переоценить, ведь оно оставляет зияющую дыру в психике ребенка. Детям для нормального развития нужно все то, о чем злоупотребляющие своей властью родители молчат. Ребенку важно объяснять, почему он достоин любви и внимания. Это так же необходимо, как еда, вода, одежда и крыша над головой.

7.  ТЕНИ В ТИШИ: НОРМАЛИЗАЦИЯ НАСИЛИЯ

Для ребенка, мир которого очень мал, все, что происходит с ним, происходит везде. Часто дети считают, что заслужили вербальное насилие, потому что были «плохими». Это менее страшно, чем перестать доверять тому, кто о тебе заботится. Так создается иллюзия контроля.

Даже во взрослом возрасте такие дети могут рационализировать поведение родителей или считать его нормальным по ряду причин. И женщинам, и мужчинам одинаково сложно сознавать, что люди, обязанные любить их, причинили им боль.

***

На вербальное насилие жалуются не так уж редко, но говорят и пишут о нем недостаточно часто. Общество в большинстве своем не знает о его далекоидущих последствиях. Давайте нарушим тенденцию и начнем уделять внимание «тихим» видам насилия.

Об авторе: Пег Стрип — американский публицист. Автор 11 книг об отношениях в семье. Одна из них, «Искусство отступать», написанная в соавторстве с Аланом Бернстайном, переведена на русский язык.

Читайте также

Вербальное насилие: как ранят слова

Многие не до конца понимают, насколько серьезны последствия психологического насилия, а ведь оно не менее опасно, чем физическая агрессия. Слова не оставляют ран и синяков, но криком, оскорблениями и пренебрежительным тоном можно причинить невыносимую боль. Хронические стрессы и душевные травмы приводят к многочисленным психологическим проблемам, одна из которых — тревожное расстройство личности.

«По сравнению с рукоприкладством и моральными издевательствами вербальное насилие выглядит относительно безобидным, поэтому на него часто закрывают глаза, — объясняет эксперт по противодействию буллингу Шерри Гордон. — Тем не менее оно существует. Как правило, под ним подразумевается особая форма словесного воздействия, которое причиняет человеку эмоциональные страдания. Оно проявляется в придирках, хамстве, грубых окриках, язвительных фразах, манипуляциях и обидных шутках».

Потерпевшая сторона игнорирует подобные выходки или находит им оправдание, успокаивая себя тем, что партнер просто взорвался

Тот, кто терпит такое отношение, начинает сомневаться в себе. Жертвы вербальной агрессии часто теряют чувство собственного достоинства и считают, что они действительно ущербные, глупые и бездарные. Но на самом деле эти ярлыки навесил тот, кто их оскорблял.

Грубая брань, прозвучавшая в период ухаживания, особенно шокирует: как же так, ведь обычно партнер ведет себя иначе! Но вот он спохватывается и старается загладить оплошность нежностями, и жертва готова обо всем забыть и простить недостойное поведение. «В итоге все заканчивается тем, что оскорбления становятся нормой, — делится Гордон. — Потерпевшая сторона игнорирует подобные выходки или находит им оправдание, успокаивая себя тем, что партнер просто взорвался или ему сейчас и так тяжело».

Вербальное насилие может принимать разные формы, но распознать его несложно.

1. «Убийца настроения»

Моральные садисты не выносят, когда кому-то хорошо, и потому будут искать удобный предлог испортить вам настроение, всякий раз наслаждаясь тем, что довели вас до слез.

2. Обидные прозвища

Агрессоры любят раздавать «меткие» клички, ведь это отличный способ манипулировать людьми и причинять им боль.

3. Безоговорочная правота

Вербальные агрессоры никогда не извиняются: они уверены, что по умолчанию правы.

4. Град обвинений

Моральные садисты всегда найдут, в чем упрекнуть других, чтобы те почувствовали себя виноватыми и ничтожными.

5. Злая ирония

У агрессоров талант находить самые уязвимые места, а их изощренные шутки ранят больнее ножа.

6. Посягательство на интересы

Они часто высмеивают чужие увлечения и хобби, отчего люди смущаются и даже стыдятся своих любимых занятий.

7. Обесценивание

Агрессоры обесценивают чужой труд и с презрением отзываются о любых достижениях, заставляя нас опускать руки и думать, что наши старания никому не нужны.

8. Замаскированная низость

Словесный террор нередко происходит при закрытых дверях, чтобы никто не мог помешать. Жертву втихомолку третируют в школе, на работе или дома и постепенно доводят до крайней степени отчаяния.

Те, кто подвергается вербальному насилию, часто замыкаются в себе и начинают избегать общения: так они стараются защититься от нападок. Среди людей их охватывает тревога и чувство неполноценности. Если встретили такого человека, постарайтесь сделать все возможное, чтобы ему помочь.

Читайте также

Даже любящие и заботливые родители нередко произносят не со зла, а на автомате или даже «из лучших побуждений» слова, которые глубоко травмируют их детей. Как перестать наносить ребенку раны, от которых остается след на всю жизнь?

«Мне 36, 11 лет назад развелась, уже четыре года не было отношений с мужчинами — только флирт, не более. Сначала хотелось, но со временем поняла, что мне вообще не нужны отношения. Сыну 13, и я иногда думаю, что моя жизнь как женщины закончена…»

6 признаков того, что вы являетесь жертвой вербального насилия

Это далеко не всегда грубые слова или крики. Оно может проявляться очень тонко, но при этом может не на шутку напугать и заставить вас чувствовать себя неполноценными.

Признаки вербального насилия

Вербальное насилие – это далеко не всегда грубые слова или крики. Оно может проявляться очень тонко, но при этом может не на шутку напугать и заставить вас чувствовать себя неполноценными.

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Когда мы слышим слово «насилие», то сразу ассоциируем его с какой-то агрессией физического плана. Однако существует и вербальное насилие, которое хоть и не оставляет видимых следов, но является не менее болезненным и разрушительным, чем физическое

Из-за отсутствия видимых признаков бывает трудно определить, является человек жертвой вербального насилия или нет, поэтому следует быть бдительными и обращать внимание на следующие «симптомы»:

1. Вы испытываете страх, даже если на вас не кричат

Было бы ошибочным полагать, что вербальное насилие — это обязательно крики и дискуссии на повышенных тонах. На самом деле психологический «агрессор» старается манипулировать своей жертвой. Он заставляет ее сомневаться в себе и выполнять то, что он хочет… и делать это незаметно для нее.

Для этого он, скорее всего, будет весьма любезен и добр, чтобы усыпить бдительность. Так что тот факт, что агрессивного поведения нет, вовсе не означает, что нет и вербального насилия. Еще могут быть угрозы, причем как явные, так и скрытые (всего лишь намеки, условия, «правила» и пр.).

Вы не знаете, как другой человек отреагирует, если вы чего-то не сделаете? Вы боитесь своих комментариев? Следите за каждым своим словом и действием, чтобы не побеспокоить его и не вызвать его неодобрение, раздражение или гнев?

2. Вас постоянно сравнивают с кем-то и обвиняют во всем

Всем нам хотелось бы, чтобы окружающие уважали нашу индивидуальность и принимали нас такими, какие мы есть. Но зачастую вербальное насилие подрывает нашу уверенность в себе посредством постоянных сравнений и обвинений. 

Никому не нравится, когда ему говорят, что кто-то другой умнее, красивее или успешнее в делах. Особенно, когда в тоне слышится упрек, издевка и злоба. А слушать это каждый день — сильный удар по самооценке.

Из подобной ситуации необходимо выйти как можно раньше. Желательно сразу, как только вы заметите проблему.

Помните, никто не имеет права заставлять вас чувствовать себя неполноценными, ни при каких обстоятельствах.
Из-за постоянных сравнений у жертвы возникает чувство вины, это обычная ситуация. Обидчик постарается сделать все возможное, чтобы вы чувствовали себя виноватыми буквально за все, что происходит вокруг.

3. Вы все время чего-то боитесь

Вы можете заметить, что являетесь жертвой вербального насилия, если испытываете страх всякий раз, как оказываетесь рядом с этим человеком.

Этот сигнал может быть очень тонким: шутки, уничижительные комментарии, ненормативная лексика… Все это сильно бьет по вашей самооценке. Подобное унижение и «запугивание» может в конечном счете заставить вас делать то, чего вы не хотите или, более того, считаете унизительным для себя.

4. Вы все время чувствуете, что вас обвиняют или как будто «допрашивают»

Еще одним признаком вербального насилия являются прямые нападки «агрессора», связанные с отсутствием доверия к вам и уверенности в ваших силах. Все это направлено на снижение вашей самооценки, чтобы вы начали сомневаться в каждом своем слове или действии.

Такие обвинения и допросы могут случаться периодически, а их уязвляющая сила нарастать постепенно. Но вы должны вовремя увидеть надвигающуюся опасность.

Самая распространенная ошибка — оправдывать агрессора, чтобы успокоить свои страхи. Но проблема в том, что с течением времени ситуация лишь усугубится.

5. У вас портится настроение

То, что нас окружает, так или иначе оказывает на нас влияние, все мы — живые существа. И если вы являетесь жертвой вербального насилия, то это будет иметь определенные последствия, на них-то и стоит обратить свое внимание:

  • Постарайтесь проанализировать свое настроение, когда вы находитесь рядом с другими людьми: можете ли вы выделить тех, кто делает вас по-настоящему счастливыми? И есть ли такие, которые вас морально «опустошают» и «изматывают»?


Если вы сможете определить, что в вашем окружении есть человек, вызывающий у вас только негативные эмоции, с которым вам неприятно находиться рядом, потому что вы всегда чувствуете себя плохо (грусть, скука, раздражение, дискомфорт), то настало время покончить с такими отношениями.

  • Иногда бывает трудно признаться себе в том, что кто-то может повлиять на нас (тем более негативным образом — навредить). И тем не менее лучше принять это как данность и вовремя дистанцироваться от «вредных» для себя людей.

  • Очень важно обратить внимание на то, какие чувства вы испытываете, насколько они расходятся с вашими ожиданиями, ведь психологические агрессоры, как правило, все делают очень тонко.

И если речь идет о вашем партнере по жизни, о том человеке, к которому вы испытываете сильные чувства, нужно постараться быть объективными. Только так вы сможете увидеть, что вам причиняют вред. А дальше вы уже сможете принять решение, как поступить дальше, чтобы выйти из сложившейся ситуации.

6. Вы сами являетесь агрессором, практикующим вербальное насилие?

Люди копируют поведение окружающих. И многие жертвы после жестокого с ними обращения сами впоследствии становятся агрессорами и мучителями. 

Ребенок, к примеру, выросший в среде «неконтролируемых эмоций» с большой вероятностью тоже станет практиковать вербальное насилие во взрослой жизни. Просто потому, что он не смог когда-то научиться контролировать свои эмоции и чувства.

Безусловно, «исцелиться» и разорвать этот «порочный круг» можно. Лучше всего найти для этого хорошего специалиста, который поможет преодолеть пережитые страдания. Он даст рекомендации относительно того, как выстраивать так называемые здоровые отношения с окружающими.

Боритесь с вербальным насилием

Признать и принять тот факт, что вы являетесь жертвой вербального насилия, — нелегко. Но помните, что ваше благополучие напрямую зависит от того, какое внимание вы уделите данной проблеме.

И прежде чем беспокоиться, как отреагирует ваше окружение (на те или иные ваши действия и решения), следует вспомнить о том, что ваша главная забота — это вы сами! Так что поступайте так, как будет лучше для вас и ни на кого не оглядывайтесь!опубликовано econet.ru. 

Остались вопросы — задайте их здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о