Мне нравится беременный мужчина / / Независимая газета

21 июля исполнится 130 лет со дня рождения Давида Бурлюка

Маяковский писал: «В училище появился Бурлюк. Вид наглый. Лорнетка. Сюртук. Ходит напевая. Я стал задираться. Чуть не задрались».
Фото © РИА Новости

Завтра в литературном клубе «Классики XXI века» (Страстной бульвар, д. 6, стр. 2, Чеховский культурный центр; вход в арку со Страстного бульвара) пройдет творческий вечер литературной группы ДООС («Добровольное общество охраны стрекоз»: литературная группа современных русских поэтов-авангардистов),  посвященный 130-летию со дня рождения поэта и художника Давида Бурлюка. В вечере примут участие Константин Кедров и  Елена Кацюба (подробный состав участников уточняется). Кто такой Бурлюк, почему он так важен Кедрову, мы спросили у самого организатора вечера.

«Моя судьба, – говорит Константин Александрович, – неразрывно связана с Давидом Бурлюком. Дело не в том, что я живу в доме, где он жил, только двумя этажами выше. Бурлюк на третьем, а я на пятом. И не в том, что одна из первых моих премий – Международная отметина Давида Бурлюка. Просто мне посчастливилось с ним встретиться дважды, в 1957-м и в начале 60-х.

Воспоминание о первой встрече есть у меня в стихах:

Давид Бурлюк наводит свой 

лорнет

разочарованный

на всех кого здесь нет

Но очарованный

на всех кто где-то есть

Да это есть

но кажется не здесь

Он видит как раскинув 

луч-шаги

шагает Солнце Маяковский

а Маяковский видит 

как Бурлюк

соединил лорнетом лик и глюк

Но глюки глюками а

в блюдечках-очках

уже бледнеют мальчики ЧК

Надев берет и натянув 

пиджак

уплыл доитель изнуренных 

жаб

Давид Бурлюк

Бурлюк Бурлюк Давид

но неизвестно

кто кого доит

дирижер жаб

дирижабль

Встреча вторая была на даче Шкловского, а привел меня на нее Кручёных. Бурлюку очень понравилась моя поэма «Бесконечная» – особенно вот эта метаметафора:

Около окон пролет полета

И этот стон среди серых стен

Какой-то прохожий шагнул в пространство

И рухнул замертво сквозь 

столетья

А дворник сметал с тротуара 

звёзды

И в мокром асфальте 

ломались 

люди

Я вышел к себе через – 

навстречу – от

И ушел ПОД

Воздвигая над

У Бурлюка было особое чутье на молодых поэтов. Именно он открыл Маяковского, но с годами чутье нисколько не притупилось.

Обо всем этом и о многом другом расскажу на вечере Давида Бурлюка в Чеховке».

Что ж, придем и послушаем.

Что же касается того же Маяковского, то у него хоть и нет юбилея, но родился он совсем «рядом» с Бурлюком – 19 июля. Только в 1893 году. А Давид Давидович Бурлюк 21-го. В 1882-м.

11 лет и три дня разницы.

Авангард или лубок? Бурлюк умел и то, и то. Давид Бурлюк. Козак Мамай. 1912

Его называли «отцом русского футуризма». Футуризм сейчас считается явлением более поэтическим (да и основал его итальянский поэт Филиппо Маринетти), но и Бурлюк, и Маяковский, и, например, Елена Гуро были и поэтами, и художниками.

Давид Бурлюк – в поэзии – не столько собственно творец, сколько, скажем так, деятель, «открыватель поэтов». А вот художником он был на удивление разнообразным. Кроме характерных авангардных работ у него есть и абсолютно реалистические, и традиционные портреты и пейзажи, есть почти карикатуры, некоторые его картины заставляют вспомнить Малевича, Кандинского и Шагала, есть откровенные стилизации под Ван Гога, французских импрессионистов, немецких экспрессионистов, в чем-то чувствуется влияние сюрреализма. Кажется, будто он специально перепробовал все возможные манеры, чтобы кому-то – или самому себе – доказать, что, мол, могу и так, и эдак. Что касается разнообразия – это выбор и метод Бурлюка, а вот писать в любой нетрадиционной манере все-таки, как нам кажется, больше прав имеет тот, кто умеет работать и совершенно традиционно.

Знаменитое стихотворение у Бурлюка всего одно:

Каждый молод молод молод

В животе чертовский голод

Так идите же за мной…

За моей спиной

Я бросаю гордый клич

Этот краткий спич!

Будем кушать камни травы

Сладость горечь и отравы

Будем лопать пустоту

Глубину и высоту

Птиц, зверей, чудовищ, рыб,

Ветер, глины, соль и зыбь!

Каждый молод молод молод

В животе чертовский голод

Все что встретим на пути

Может в пищу нам идти.

Но даже его нет в известной советской хрестоматии для студентов вузов «Русская литература ХХ века. Дооктябрьский период». Есть только цитата в тексте Алексея Крученых. Но цитата обширная – больше половины. Дело, видимо в том, что поэт эмигрировал. Но тихо, без шума – через Японию. Нарисовал там несколько сот картин и этим заработал на билет до Америки. Один из его братьев – Владимир, тоже художник, погиб в 1917 году на Первой мировой войне, второй брат – Николай, тоже поэт – был расстрелян в 1920-м, так сказать, в превентивных целях, «желая скорее очистить РСФСР от лиц подозрительных, кои в любой момент свое оружие могут поднять для подавления власти рабочих и крестьян». Зато Давид Бурлюк прожил до 1967-го. Рисовал, писал, издавал книги и альманахи.

Хороших, но не столь известных, как «Каждый молод молод молод…» Стихов у него, конечно, много:

Заколите всех телят

Аппетиты утолять

Изрубите дерева

На горючие дрова

(…)

Ясным радостям сродни

Потрошите неба своды

Озверевшие народы…

Или вот это:

…Плывет коптящий стеарин,

Вокруг безмерная Россия,

Необозначенный Мессия

Еще не сознанных годин.

Бурлюк в отличие от Маяковского поэт не стихотворений, а (как отчасти и Хлебников) скорее строф. Вот еще одна знаменитая его фраза: «Мне нравится беременный мужчина».

А что там дальше, в этом стихотворении? Читаем:

Мне нравится беременный

мужчина

Как он хорош у памятника

Пушкина

(…)

Не знает мальчик или девочка

Выйдет из злобного семечка?!

Ну, и так далее.

Вернемся к словам Константина Кедрова:

«Когда в 1965-м он во второй раз появился в Москве, мы, молодые поэты, метались по разным музеям и клубам, чтобы хоть мельком увидеть одноглазого сатира. И вот встреча состоялась. Сатир оказался в костюме с иголочки, сиял очками в золотой оправе и ничем не напоминал тучного задиру с лорнетом, о котором не раз рассказывал нам Крученых. Крученых уже не было, но еще перекатывался, как ртутный шарик, неуемный, неугомонный Виктор Шкловский.

В то время о Давиде Бурлюке в учебниках почти не упоминали. Две-три строки о буржуазном футуризме, от которого-де зрелый Маяковский вскоре избавился. Бурлюк с возмущением воскликнул: «Это я-то буржуазный? Это футуризм буржуазный? Да мы всю жизнь ненавидели буржуев! Я их и сейчас ненавижу».

Тут мы стали просить Бурлюка прочесть его стих, ставший когда-то манифестом: «Каждый молод молод молод/ В животе чертовский голод…/ Будем лопать пустоту,/ Глубины и высоту». Бурлюк решительно отказался. Теперь я понимаю, что от былого зычного футуриста резко отличался этот человек, которому и жить-то оставалось два года. Не мог он читать «каждый молод, молод, молод». И в этом трагедия футуризма, им же основанного. Они рвались в будущее, а в будущем у человека старость, если повезет, а затем и неизбежное – смерть.  Футуризм – культ будущего устарел. Не устарел сам Бурлюк. Он так  и не сумел состариться. Я-то его молодым не видел, но этот лысеющий и полнеющий господин из Америки  в чем-то был моложе меня и пятнадцатилетнего, и двадцатипятилетнего. В запасе у него всегда была молодость с Маяковским, Хлебниковым, Кручёных».

Давид Бурлюк родился раньше их всех троих, а пережил его только Алексей Крученых, и то только на год. Бурлюк действительно был отцом русского футуризма.

Комментарии для элемента не найдены.

Мне нравится беременный мужчина / Главная тема / Независимая газета

21 июля исполнится 130 лет со дня рождения Давида Бурлюка

Маяковский писал: «В училище появился Бурлюк. Вид наглый. Лорнетка. Сюртук. Ходит напевая. Я стал задираться. Чуть не задрались».
Фото © РИА Новости

Завтра в литературном клубе «Классики XXI века» (Страстной бульвар, д. 6, стр. 2, Чеховский культурный центр; вход в арку со Страстного бульвара) пройдет творческий вечер литературной группы ДООС («Добровольное общество охраны стрекоз»: литературная группа современных русских поэтов-авангардистов),  посвященный 130-летию со дня рождения поэта и художника Давида Бурлюка. В вечере примут участие Константин Кедров и  Елена Кацюба (подробный состав участников уточняется). Кто такой Бурлюк, почему он так важен Кедрову, мы спросили у самого организатора вечера.

«Моя судьба, – говорит Константин Александрович, – неразрывно связана с Давидом Бурлюком. Дело не в том, что я живу в доме, где он жил, только двумя этажами выше. Бурлюк на третьем, а я на пятом. И не в том, что одна из первых моих премий – Международная отметина Давида Бурлюка. Просто мне посчастливилось с ним встретиться дважды, в 1957-м и в начале 60-х.

Воспоминание о первой встрече есть у меня в стихах:

Давид Бурлюк наводит свой 

лорнет

разочарованный

на всех кого здесь нет

Но очарованный

на всех кто где-то есть

Да это есть

но кажется не здесь

Он видит как раскинув 

луч-шаги

шагает Солнце Маяковский

а Маяковский видит 

как Бурлюк

соединил лорнетом лик и глюк

Но глюки глюками а

в блюдечках-очках

уже бледнеют мальчики ЧК

Надев берет и натянув 

пиджак

уплыл доитель изнуренных 

жаб

Давид Бурлюк

Бурлюк Бурлюк Давид

но неизвестно

кто кого доит

дирижер жаб

дирижабль

Встреча вторая была на даче Шкловского, а привел меня на нее Кручёных. Бурлюку очень понравилась моя поэма «Бесконечная» – особенно вот эта метаметафора:

Около окон пролет полета

И этот стон среди серых стен

Какой-то прохожий шагнул в пространство

И рухнул замертво сквозь 

столетья

А дворник сметал с тротуара 

звёзды

И в мокром асфальте 

ломались 

люди

Я вышел к себе через – 

навстречу – от

И ушел ПОД

Воздвигая над

У Бурлюка было особое чутье на молодых поэтов. Именно он открыл Маяковского, но с годами чутье нисколько не притупилось.

Обо всем этом и о многом другом расскажу на вечере Давида Бурлюка в Чеховке».

Что ж, придем и послушаем.

Что же касается того же Маяковского, то у него хоть и нет юбилея, но родился он совсем «рядом» с Бурлюком – 19 июля. Только в 1893 году. А Давид Давидович Бурлюк 21-го. В 1882-м.

11 лет и три дня разницы.

Авангард или лубок? Бурлюк умел и то, и то. Давид Бурлюк. Козак Мамай. 1912

Его называли «отцом русского футуризма». Футуризм сейчас считается явлением более поэтическим (да и основал его итальянский поэт Филиппо Маринетти), но и Бурлюк, и Маяковский, и, например, Елена Гуро были и поэтами, и художниками.

Давид Бурлюк – в поэзии – не столько собственно творец, сколько, скажем так, деятель, «открыватель поэтов». А вот художником он был на удивление разнообразным. Кроме характерных авангардных работ у него есть и абсолютно реалистические, и традиционные портреты и пейзажи, есть почти карикатуры, некоторые его картины заставляют вспомнить Малевича, Кандинского и Шагала, есть откровенные стилизации под Ван Гога, французских импрессионистов, немецких экспрессионистов, в чем-то чувствуется влияние сюрреализма. Кажется, будто он специально перепробовал все возможные манеры, чтобы кому-то – или самому себе – доказать, что, мол, могу и так, и эдак. Что касается разнообразия – это выбор и метод Бурлюка, а вот писать в любой нетрадиционной манере все-таки, как нам кажется, больше прав имеет тот, кто умеет работать и совершенно традиционно.

Знаменитое стихотворение у Бурлюка всего одно:

Каждый молод молод молод

В животе чертовский голод

Так идите же за мной…

За моей спиной

Я бросаю гордый клич

Этот краткий спич!

Будем кушать камни травы

Сладость горечь и отравы

Будем лопать пустоту

Глубину и высоту

Птиц, зверей, чудовищ, рыб,

Ветер, глины, соль и зыбь!

Каждый молод молод молод

В животе чертовский голод

Все что встретим на пути

Может в пищу нам идти.

Но даже его нет в известной советской хрестоматии для студентов вузов «Русская литература ХХ века. Дооктябрьский период». Есть только цитата в тексте Алексея Крученых. Но цитата обширная – больше половины. Дело, видимо в том, что поэт эмигрировал. Но тихо, без шума – через Японию. Нарисовал там несколько сот картин и этим заработал на билет до Америки. Один из его братьев – Владимир, тоже художник, погиб в 1917 году на Первой мировой войне, второй брат – Николай, тоже поэт – был расстрелян в 1920-м, так сказать, в превентивных целях, «желая скорее очистить РСФСР от лиц подозрительных, кои в любой момент свое оружие могут поднять для подавления власти рабочих и крестьян». Зато Давид Бурлюк прожил до 1967-го. Рисовал, писал, издавал книги и альманахи.

Хороших, но не столь известных, как «Каждый молод молод молод…» Стихов у него, конечно, много:

Заколите всех телят

Аппетиты утолять

Изрубите дерева

На горючие дрова

(…)

Ясным радостям сродни

Потрошите неба своды

Озверевшие народы…

Или вот это:

…Плывет коптящий стеарин,

Вокруг безмерная Россия,

Необозначенный Мессия

Еще не сознанных годин.

Бурлюк в отличие от Маяковского поэт не стихотворений, а (как отчасти и Хлебников) скорее строф. Вот еще одна знаменитая его фраза: «Мне нравится беременный мужчина».

А что там дальше, в этом стихотворении? Читаем:

Мне нравится беременный

мужчина

Как он хорош у памятника

Пушкина

(…)

Не знает мальчик или девочка

Выйдет из злобного семечка?!

Ну, и так далее.

Вернемся к словам Константина Кедрова:

«Когда в 1965-м он во второй раз появился в Москве, мы, молодые поэты, метались по разным музеям и клубам, чтобы хоть мельком увидеть одноглазого сатира. И вот встреча состоялась. Сатир оказался в костюме с иголочки, сиял очками в золотой оправе и ничем не напоминал тучного задиру с лорнетом, о котором не раз рассказывал нам Крученых. Крученых уже не было, но еще перекатывался, как ртутный шарик, неуемный, неугомонный Виктор Шкловский.

В то время о Давиде Бурлюке в учебниках почти не упоминали. Две-три строки о буржуазном футуризме, от которого-де зрелый Маяковский вскоре избавился. Бурлюк с возмущением воскликнул: «Это я-то буржуазный? Это футуризм буржуазный? Да мы всю жизнь ненавидели буржуев! Я их и сейчас ненавижу».

Тут мы стали просить Бурлюка прочесть его стих, ставший когда-то манифестом: «Каждый молод молод молод/ В животе чертовский голод…/ Будем лопать пустоту,/ Глубины и высоту». Бурлюк решительно отказался. Теперь я понимаю, что от былого зычного футуриста резко отличался этот человек, которому и жить-то оставалось два года. Не мог он читать «каждый молод, молод, молод». И в этом трагедия футуризма, им же основанного. Они рвались в будущее, а в будущем у человека старость, если повезет, а затем и неизбежное – смерть.  Футуризм – культ будущего устарел. Не устарел сам Бурлюк. Он так  и не сумел состариться. Я-то его молодым не видел, но этот лысеющий и полнеющий господин из Америки  в чем-то был моложе меня и пятнадцатилетнего, и двадцатипятилетнего. В запасе у него всегда была молодость с Маяковским, Хлебниковым, Кручёных».

Давид Бурлюк родился раньше их всех троих, а пережил его только Алексей Крученых, и то только на год. Бурлюк действительно был отцом русского футуризма.

Комментарии для элемента не найдены.

Мне нравится беременный мужчина / Главная тема / Независимая газета

21 июля исполнится 130 лет со дня рождения Давида Бурлюка

Маяковский писал: «В училище появился Бурлюк. Вид наглый. Лорнетка. Сюртук. Ходит напевая. Я стал задираться. Чуть не задрались».
Фото © РИА Новости

Завтра в литературном клубе «Классики XXI века» (Страстной бульвар, д. 6, стр. 2, Чеховский культурный центр; вход в арку со Страстного бульвара) пройдет творческий вечер литературной группы ДООС («Добровольное общество охраны стрекоз»: литературная группа современных русских поэтов-авангардистов),  посвященный 130-летию со дня рождения поэта и художника Давида Бурлюка. В вечере примут участие Константин Кедров и  Елена Кацюба (подробный состав участников уточняется). Кто такой Бурлюк, почему он так важен Кедрову, мы спросили у самого организатора вечера.

«Моя судьба, – говорит Константин Александрович, – неразрывно связана с Давидом Бурлюком. Дело не в том, что я живу в доме, где он жил, только двумя этажами выше. Бурлюк на третьем, а я на пятом. И не в том, что одна из первых моих премий – Международная отметина Давида Бурлюка. Просто мне посчастливилось с ним встретиться дважды, в 1957-м и в начале 60-х.

Воспоминание о первой встрече есть у меня в стихах:

Давид Бурлюк наводит свой 

лорнет

разочарованный

на всех кого здесь нет

Но очарованный

на всех кто где-то есть

Да это есть

но кажется не здесь

Он видит как раскинув 

луч-шаги

шагает Солнце Маяковский

а Маяковский видит 

как Бурлюк

соединил лорнетом лик и глюк

Но глюки глюками а

в блюдечках-очках

уже бледнеют мальчики ЧК

Надев берет и натянув 

пиджак

уплыл доитель изнуренных 

жаб

Давид Бурлюк

Бурлюк Бурлюк Давид

но неизвестно

кто кого доит

дирижер жаб

дирижабль

Встреча вторая была на даче Шкловского, а привел меня на нее Кручёных. Бурлюку очень понравилась моя поэма «Бесконечная» – особенно вот эта метаметафора:

Около окон пролет полета

И этот стон среди серых стен

Какой-то прохожий шагнул в пространство

И рухнул замертво сквозь 

столетья

А дворник сметал с тротуара 

звёзды

И в мокром асфальте 

ломались 

люди

Я вышел к себе через – 

навстречу – от

И ушел ПОД

Воздвигая над

У Бурлюка было особое чутье на молодых поэтов. Именно он открыл Маяковского, но с годами чутье нисколько не притупилось.

Обо всем этом и о многом другом расскажу на вечере Давида Бурлюка в Чеховке».

Что ж, придем и послушаем.

Что же касается того же Маяковского, то у него хоть и нет юбилея, но родился он совсем «рядом» с Бурлюком – 19 июля. Только в 1893 году. А Давид Давидович Бурлюк 21-го. В 1882-м.

11 лет и три дня разницы.

Авангард или лубок? Бурлюк умел и то, и то. Давид Бурлюк. Козак Мамай. 1912

Его называли «отцом русского футуризма». Футуризм сейчас считается явлением более поэтическим (да и основал его итальянский поэт Филиппо Маринетти), но и Бурлюк, и Маяковский, и, например, Елена Гуро были и поэтами, и художниками.

Давид Бурлюк – в поэзии – не столько собственно творец, сколько, скажем так, деятель, «открыватель поэтов». А вот художником он был на удивление разнообразным. Кроме характерных авангардных работ у него есть и абсолютно реалистические, и традиционные портреты и пейзажи, есть почти карикатуры, некоторые его картины заставляют вспомнить Малевича, Кандинского и Шагала, есть откровенные стилизации под Ван Гога, французских импрессионистов, немецких экспрессионистов, в чем-то чувствуется влияние сюрреализма. Кажется, будто он специально перепробовал все возможные манеры, чтобы кому-то – или самому себе – доказать, что, мол, могу и так, и эдак. Что касается разнообразия – это выбор и метод Бурлюка, а вот писать в любой нетрадиционной манере все-таки, как нам кажется, больше прав имеет тот, кто умеет работать и совершенно традиционно.

Знаменитое стихотворение у Бурлюка всего одно:

Каждый молод молод молод

В животе чертовский голод

Так идите же за мной…

За моей спиной

Я бросаю гордый клич

Этот краткий спич!

Будем кушать камни травы

Сладость горечь и отравы

Будем лопать пустоту

Глубину и высоту

Птиц, зверей, чудовищ, рыб,

Ветер, глины, соль и зыбь!

Каждый молод молод молод

В животе чертовский голод

Все что встретим на пути

Может в пищу нам идти.

Но даже его нет в известной советской хрестоматии для студентов вузов «Русская литература ХХ века. Дооктябрьский период». Есть только цитата в тексте Алексея Крученых. Но цитата обширная – больше половины. Дело, видимо в том, что поэт эмигрировал. Но тихо, без шума – через Японию. Нарисовал там несколько сот картин и этим заработал на билет до Америки. Один из его братьев – Владимир, тоже художник, погиб в 1917 году на Первой мировой войне, второй брат – Николай, тоже поэт – был расстрелян в 1920-м, так сказать, в превентивных целях, «желая скорее очистить РСФСР от лиц подозрительных, кои в любой момент свое оружие могут поднять для подавления власти рабочих и крестьян». Зато Давид Бурлюк прожил до 1967-го. Рисовал, писал, издавал книги и альманахи.

Хороших, но не столь известных, как «Каждый молод молод молод…» Стихов у него, конечно, много:

Заколите всех телят

Аппетиты утолять

Изрубите дерева

На горючие дрова

(…)

Ясным радостям сродни

Потрошите неба своды

Озверевшие народы…

Или вот это:

…Плывет коптящий стеарин,

Вокруг безмерная Россия,

Необозначенный Мессия

Еще не сознанных годин.

Бурлюк в отличие от Маяковского поэт не стихотворений, а (как отчасти и Хлебников) скорее строф. Вот еще одна знаменитая его фраза: «Мне нравится беременный мужчина».

А что там дальше, в этом стихотворении? Читаем:

Мне нравится беременный

мужчина

Как он хорош у памятника

Пушкина

(…)

Не знает мальчик или девочка

Выйдет из злобного семечка?!

Ну, и так далее.

Вернемся к словам Константина Кедрова:

«Когда в 1965-м он во второй раз появился в Москве, мы, молодые поэты, метались по разным музеям и клубам, чтобы хоть мельком увидеть одноглазого сатира. И вот встреча состоялась. Сатир оказался в костюме с иголочки, сиял очками в золотой оправе и ничем не напоминал тучного задиру с лорнетом, о котором не раз рассказывал нам Крученых. Крученых уже не было, но еще перекатывался, как ртутный шарик, неуемный, неугомонный Виктор Шкловский.

В то время о Давиде Бурлюке в учебниках почти не упоминали. Две-три строки о буржуазном футуризме, от которого-де зрелый Маяковский вскоре избавился. Бурлюк с возмущением воскликнул: «Это я-то буржуазный? Это футуризм буржуазный? Да мы всю жизнь ненавидели буржуев! Я их и сейчас ненавижу».

Тут мы стали просить Бурлюка прочесть его стих, ставший когда-то манифестом: «Каждый молод молод молод/ В животе чертовский голод…/ Будем лопать пустоту,/ Глубины и высоту». Бурлюк решительно отказался. Теперь я понимаю, что от былого зычного футуриста резко отличался этот человек, которому и жить-то оставалось два года. Не мог он читать «каждый молод, молод, молод». И в этом трагедия футуризма, им же основанного. Они рвались в будущее, а в будущем у человека старость, если повезет, а затем и неизбежное – смерть.  Футуризм – культ будущего устарел. Не устарел сам Бурлюк. Он так  и не сумел состариться. Я-то его молодым не видел, но этот лысеющий и полнеющий господин из Америки  в чем-то был моложе меня и пятнадцатилетнего, и двадцатипятилетнего. В запасе у него всегда была молодость с Маяковским, Хлебниковым, Кручёных».

Давид Бурлюк родился раньше их всех троих, а пережил его только Алексей Крученых, и то только на год. Бурлюк действительно был отцом русского футуризма.

Комментарии для элемента не найдены.

Мне нравится беременный мужчина

В «Нью-Йорк Таймс» от 13 января появилась статья Сары Элизабет Ричардс «Новые границы технологии плодородия». Ее рассуждения строятся вокруг недавнего случая: транссексуал Энди Инкстер, меняя в восемнадцатилетнем возрасте пол с женского на мужской, подвергся удалению грудей, но сохранил женские репродуктивные органы. Теперь он пожелал обзавестись ребенком, то есть сам родить его, не прибегая к современным способам оплодотворения, например in vitro – рождению в пробирке.

Сложность случая в том, что, меняя женский пол на мужской, пациент принимает повышенные дозы тестостерона, и неясно, какое влияние это окажет на возможного в будущем ребенка. Это кажется классическим казусом, но тут уже не единичный случай, а система. В США 700 тысяч транссексуалов. Было проведено исследование об отношении к ним лечебных заведений и частнопрактикующих докторов. Отношение оказалось не совсем политически корректным. 19 процентов от 6450 опрошенных транссексуалов сообщили, что им отказали в медицинской помощи, а 28 процентов жаловались на волокиту. 2 процента сказали, что их оскорбили физическим действием.

Вопрос упирается в гендерную, то есть родовую, половую идентификацию пациентов. Лечение мужчин и женщин во многих случаях требует разных подходов, и врачи затрудняются в выборе соответствующих методик медицинской помощи. Затруднения главным образом связаны с тем же усиленным приемом мужских или женских гормонов при перемене пола.

Но случай Энди Инкстера все же остается уникальным. Впервые в истории человечества может появиться беременный мужчина. Как тут не вспомнить эпатажное стихотворение Давида Бурлюка:

Мне нравится беременный мужчина
Как он хорош у памятника Пушкина
Одетый в серую тужурку
Ковыряя пальцем штукатурку
Не знает мальчик или девочка
Выйдет из злобного семечка?..

Сейчас, кстати сказать, пол будущего ребенка определяется очень просто. Но беременный мужчина – действительно зрелище невиданное. И тут хочется вспомнить недавнюю критику Запада, прозвучавшую с самой высокой российской трибуны. Очень запомнились слова о бесполой и бесплодной толерантности Запада. Как видим, о бесплодности говорить не приходится: рожать становятся способны даже новоявленные мужчины. Но, конечно, понятия пола и размножения претерпевают колоссальные сдвиги. И это связано не с моральным упадком, как соблазнительно думать, а с превращением современной цивилизации в техногенную.

Стало возможным отделить проблему репродукции человека от пола, вообще изменить половые практики. Для рождения человека нынче пол не нужен, секс сделался не бытийно важным элементом, а развлечением, даже поставленным на индустриальную базу. Это не курьез и не упадок, а тенденция человеческого развития.

700 тысяч транссексуалов в США – не пустяк. Человек радикально преодолевает природу. Становятся возможным осуществление самых невероятных утопий, вроде мыслей Циолковского о человеке-растении или государстве атомов. Это сдвиг поистине космического масштаба. К этому процессу нельзя подходить моралистически, он объективен, почти что независим от человеческой воли. Собственно, сама человеческая воля делается агентом космической эволюции. Тут уже трудно сказать, где причина, а где следствие. Здесь нет места моральным оценкам.

Но в России пытаются выносить оценки. И трудно удержаться от мысли, что это всего лишь хорошая мина при плохой игре, вернее в отсутствие всякой игры. Объективно это выражение факта научно-технической отсталости современной России. Страна выпадает из мирового процесса, из человеческой истории. Это куда печальнее превращения женщин в мужчин и наоборот. Впрочем, еще не ясно, произведет ли Энди Инкстер зачатие.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода.

«Мне нравится беременный мужчина», или Кто родил русский футуризм

Давид Бурлюк

Крупный, одноглазый, напудренный, с серьгой в ухе и лорнетом в руке… наверное, зачинщик движения футуристов не мог выглядеть менее экстравагантно. Вся его деятельность соответствовала и высокому цилиндру, и разрисованным щекам. Кипучая энергия, организаторские способности и несомненный талант были главными спутниками Давида Бурлюка.

Давид Давидович называл себя «отцом русского футуризма» вполне заслуженно. Семья Бурлюков была одним из ключевых звеньев в зарождении нового художественного течения в славянской среде. На ниве искусства трудились и братья, и сестра Давида. Он сам занимался не только теорией и пропагандой футуризма, но и воплощением этой концепции в живописи и поэзии.

Родился и вырос футурист в Украине. Свой жизненный путь начал с ныне несуществующего хутора в Харьковской губернии. Призвание художник ощутил еще в детстве и уже в 10 лет начал писать первые картины. Учился в Сумах, Одессе, а творческую дачу для коллег организовал в Таврической губернии, где работал его отец. Дом, в котором собирались авангардисты, находился в селе Чернянка (ныне Херсонская обл.). Туда члены группы приезжали, чтобы слагать и читать стихотворения, разыгрывать театральные постановки и писать картины с видами села.

Энергичный Давид Давидович постоянно постигал азы живописи. После обучения в художественных студиях Германии и Франции, он отправился в Московское училище, где познакомился с Владимиром Маяковским, для которого стал другом и наставником. Феномен Маяковского случился благодаря Бурлюку, последний не только одалживал начинающему поэту деньги, но и знакомил его с европейской литературой и всячески поддерживал.

Давид, который к тому моменту уже участвовал в русских и зарубежных выставках, стал ядром новой генерации художников и поэтов, искавших альтернативные пути развития искусства. Вскоре они все объединились в группу будетлян (от слова будет), провозгласившую свою независимость от концепций европейского футуристического движения. Будетляне боролись за  современное  энергичное искусство, отрицая всякие культурные традиции.

Впоследствии на основе этой группы Бурлюк организовал новую – «Гилею» — одну из самых известных на тот период кубофутуристических организаций. Согласно творческим идеям группы, поэзия должна была пережить модернизацию, вследствие которой появился бы новый язык и новая стихотворная форма, строящаяся не по смысловому, а по визуальному принципу. Живопись, в свою очередь, приобрела бы помимо ширины, высоты и глубины, категорию времени, тем самым изображая на полотне динамику происходящего за определенный период.

В  составе этой организации были: Велемир Хлебников, Владимир Маяковский, Василий Каменский, Алексей Крученых, Бенедикт Лившиц, Елена Гуро и др. «Гилейцы» выпустили сборник «Пощечина общественному вкусу» (1912), в котором утверждали становление новой поэтической школы и отказ от традиционных литературных форм. Члены группы регулярно участвовали в диспутах и лекциях, отстаивали левое искусство перед яростными нападками классиков, за что Бурлюк и Маяковский были отчислены из Московского училища живописи. В те годы «бурлюками» называли всех радикальных футуристов. Известно, что различий между ними и хулиганами не признавали.

Давид Давидович организовывал для членов группы гастроли и выставки по всей России, издавал книги и журналы. Во время гражданской войны продолжил свою деятельность на Дальнем Востоке. В 1920 году эмигрировал в Японию, где принял участие в первой выставке русских художников. Изучая восточную культуру, открыл для себя новые жанры и благодаря вырученным деньгам от продаж картин смог переехать в США. В Америке поэт-живописец и дальше создавал футуристические объекты искусства, примкнув к другим русским эмигрантам. Также он встречал приезжавших в Новый свет Маяковского и Есенина.

На протяжении почти 30 лет Бурлюк совместно с женой выпускал журнал «Color & Rhyme», а также принимал участие в выставках, в частности открыл персональную в Нью-Йоркском центре искусств в 1923 году. До конца своей жизни представлял свои картины в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Сиэтле, Вашингтоне, Нью-Йорке. Открывал персональные выставки и в Германии, Швейцарии, Испании, Австралии. Неоднократно посещал СССР. Его современники тогда отмечали, что некогда эпатажный и взрывоопасный Давид Давидович во второй половине своей жизни  стал типичным рядовым гражданином, уже без сарказма и пафоса. Свой жизненный путь он завершил на американском острове Лонг-Айленд, оставив после себя множество картин, стихов, книг и газет.

Имя Давида Бурлюка не раз появлялось в поэтических сборниках футуристов, но его стихотворения не были признаны столь выдающимися как, например, Маяковского или Хлебникова. Критики отмечали наличие смыслового содержания в бурлюковской поэзии, а это несколько противоречило принципам нового литературного направления. В своих творениях он широко использовал неправильные ударения, неправильные рифмы, украинские слова. Однако некоторым его стихам все же суждено было стать известными, таким как «Плодоносящие»: «Мне нравится беременный мужчина / Как он хорош у памятника Пушкина / Одетый серую тужурку / Ковыряя пальцем штукатурку / Не знает мальчик или девочка / Выйдет из злобного семечка?!». В американской половине своего творческого пути Бурлюк уже мало занимался поэзией, в основном писал рецензии, мемуары и прочее. В это время он открыл для себя фотоискусство.

 

 

 

 

 

 

 

 

В отличие от поэзии, живопись Бурлюка была оценена по достоинству, после смерти его картины стали еще престижнее как в прямом, так и в переносном смысле. В 2007 году футуристическая композиция «В церкви» собрала 650 тысяч долларов на всемирно известном аукционе современного искусства Sotheby’s.

Тематика его творений была самая разнообразная: от абстракций до пейзажей и портретов, которые он выполнял как в технике футуризма и кубофутуризма, так и в манере постимпрессионизма и примитивизма. Художник посвящал свои картины украинским, русским, японским и американским реалиям. Широко известный во всем мире, на своей родине он личность мало кому знакомая. Давид Бурлюк  был космополитом и судьба его картин сложилась также, они разбросаны по всему миру  в частных коллекциях и музеях. Удивительно, что лишившись глаза еще в детстве, Бурлюк сумел преодолеть это испытание судьбы и стал художником, чье видение окружающего мира не может оставить равнодушным.

Читайте также: Ретрофутуризм, или Назад в будущее

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Борис Парамонов: Мне нравится беременный мужчина

http://www.svoboda.org/content/article/25229284.html

Впервые в истории человечества может появиться беременный мужчина. Как тут не вспомнить эпатажное стихотворение Давида Бурлюка:

                   Мне нравится беременный мужчина
                         Как он хорош у памятника Пушкина
                         Одетый в серую тужурку
                         Ковыряя пальцем штукатурку
                         Не знает мальчик или девочка
                         Выйдет из злобного семечка?..

Сейчас, кстати сказать, пол будущего ребенка определяется очень просто. Но беременный мужчина – действительно зрелище невиданное. И тут хочется вспомнить недавнюю критику Запада, прозвучавшую с самой высокой российской трибуны. Очень запомнились слова о бесполой и бесплодной толерантности Запада. Как видим, о бесплодности говорить не приходится: рожать становятся способны даже новоявленные мужчины. Но, конечно, понятия пола и размножения претерпевают колоссальные сдвиги. И это связано не с моральным упадком, как соблазнительно думать, а с превращением современной цивилизации в техногенную.
Стало возможным отделить проблему репродукции человека от пола, вообще изменить половые практики. Для рождения человека нынче пол не нужен, секс сделался не бытийно важным элементом, а развлечением, даже поставленным на индустриальную базу. Это не курьез и не упадок, а тенденция человеческого развития.
700 тысяч транссексуалов в США – не пустяк. Человек радикально преодолевает природу. Становятся возможным осуществление самых невероятных утопий, вроде мыслей Циолковского о человеке-растении или государстве атомов. Это сдвиг поистине космического масштаба. К этому процессу нельзя подходить моралистически, он объективен, почти что независим от человеческой воли. Собственно, сама человеческая воля делается агентом космической эволюции. Тут уже трудно сказать, где причина, а где следствие. Здесь нет места моральным оценкам.
Но в России пытаются выносить оценки. И трудно удержаться от мысли, что это всего лишь хорошая мина при плохой игре, вернее в отсутствие всякой игры. Объективно это выражение факта научно-технической отсталости современной России. Страна выпадает из мирового процесса, из человеческой истории. Это куда печальнее превращения женщин в мужчин и наоборот.

«Мне нравится беременный мужчина»: ledy_lisichka — LiveJournal

ledy_lisichka (ledy_lisichka) wrote,
ledy_lisichka
ledy_lisichka
Category: Оригинал взят у vlad_dolohov в «Мне нравится беременный мужчина»Давид Бурлюк прославился одной этой строчкой. Он был футурист, он стебался.
«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», — сказал другой, не менее известный поэт.
Увы, отозвалось самым прямым образом: Бурлюка — эстета и денди — наверняка бы вырвало от омерзения.
«В Эквадоре у пары, в которой оба возлюбленных являются трансгендерами, родился ребёнок. Отмечается, что родители хирургически не меняли пол. Матерью малыша является тот, кто в паре выполняет функции мужа и просит называть себя Фернандо Мачадо.
Вот этот Фернандо и был беременный.


Я так понимаю, мама — это то, что слева. Бурлюка оно наверняка не читало, но эти стихи ему понравились бы — других про трансгендеров пока нет, не написаны еще.
Вторая половина, которого раньше звали Луис, сейчас представляется Дианой Родригес. Отмечается, что пара начала подготовку к смене пола, но до хирургического метода не дошло, так как ребёнка хотели зачать традиционным способом.
…Бедный ребенок.
 
  • Remove all links in selection

    Remove all links in selection

    {{ bubble.options.editMode ? ‘Save’ : ‘Insert’ }}

    {{ bubble.options.editMode ? ‘Save’ : ‘Insert’ }}

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о