История болезни — Психиатрия (шизофрения) (стр. 1 из 2)

Паспортные данные.

1.Ф.И.О.

Казанцев Валерий Евгеньевич

2.Пол.

мужской.

3.Возраст.

17лет.

4.Профессия, место работы.

безработный

5.Место постоянного жительства:

г. Белореченск, ул. Луценко 86, кв. 19.

6. ДЗ при поступлении:

галлюцинаторно-параноидный синдром.

Жалобы:

Не предъявляет. Поступил по настоянию матери.

Состав семьи не полный. В семье двое детей. Мать работает уборщицей. Отец оставил семью 10 лет назад. Возраст матери в момент рождения больного 35 лет. Отношения в семье «холодные».

Наследственность отягощена алкоголизмом бабушки по линии отца.

Родился вторым из двух детей. Беременность матери протекала с гестозом 2 – ой половины. Предыдущие роды протекали без патологии. Здоровье первого ребёнка можно охарактеризовать как хорошее.

Роды в срок. Родился доношенным ребёнком. Родоразрешение естественным путём, без применения пособий. Вес 3500 г рост 52 см.

Вскармливание искусственное, внешность ребёнка обыкновенная, в раннем детстве болел простой диспепсией, которая при нормализации питания педиатром быстро прошла. Раннее физическое и психическое развитие с некоторым отставанием от сверстников: самостоятельно сидеть начал в 1 год, ходить начал в 1 год 3 мес., первые слова в 1 год и 2 мес., фразовая речь к 3 годам. Навыки опрятности, приёма пищи усваивал с трудом. В раннем детстве играть любил, но в одиночестве.

Дома был послушным ребёнком. В детском коллективе не имел друзей, больше любил одиночество и самостоятельные игры. Воспитывался в условиях гипоопеки. В дошкольные годы страдал энурезом. По характеру рос замкнутым, эмоционально холодным ребёнком, трудно устанавливал контакты.

В школу пошёл в 7 лет. Учился слабо, без интереса. Из класса в класс переводился автоматически. В школе в общественной работе не участвовал, с учителями общался грубо, с близкими холодно и безразлично. Мать рассказывает только то что ей известно от учителей и одноклассников, сам он никогда ничем не делился. Окончил 8 классов общеобразовательной школы. В настоящее время нигде не учится и не работает. Жилищно-бытовые условия удовлетворительные: частный 3-х комнатный дом, где жили мать, бабушка и старший брат.

В детстве часто болел простудными заболеваниями. Из детских инфекций отмечает ветряную оспу. Черепно – мозговые травмы, туберкулёз, вирусный гепатит, вен. заболевания отрицает.

Страдает наркоманией с 1996 года, курит.

Anamnesis morbi.

В январе 1998 года застрял в лифте и пробыл там 8 часов, очень испугался, кричал, затем был избит и доставлен к родственникам. Стал замкнутым, испытывал страхи, особенно ночью, куда-то стремился, как будто бы кто-то звал. Появился страх перед людьми и новой обстановкой, боялся выйти на улицу, ему казалось, что все на него смотрят, и что-то плохое про него думают, смеются над ним. Был погружён в себя, монотонен, сам с собой разговаривал. Подолгу сидел в своей комнате и не с кем не хотел разговаривать, отказывался от еды. Иногда, по словам матери, сидел один и как будто к чему-то прислушивался. Когда общался с матерью, то она не всегда его понимала, так как он постоянно перескакивал с одной мысли на другую, говорил путано и не понятно. Мать связывает появление всех этих симптомов не только с тем, что он застрял в лифте и его избили, но и с приёмом наркотиков, которые принимает с 1996 года, вводит внутривенно, какие она не знает. Позже признался матери, что слышит голоса комментирующего характера, которые говорят ему «какой ногой ему лучше наступить, что сейчас лучше сделать или сказать и т.д.». Матери то говорил, что безгранично её любит и, что спасёт её, она сама не поняла от чего, то ненавидел её, презирал. Когда узнал, что направляется в больницу, то стал говорить, что «врачи это белые ангелы и что они хорошие; ещё что внутри него живут две змеи одна добро, другая зло». Настоящая госпитализация связана с настояниями матери, которая опасается за состояние сына, и за себя, так как он то ни с кем не общается, то может угрожать матери, то наоборот стремится её защитить и выразить свою любовь к ней.

Объективный анамнез.

Общий осмотр:

Органы дыхания, сердечно-сосудистая система, пищеварительная система, мочеполовые органы, эндокринная система, нервная система без патологии. Со слов матери больной соматическими заболеваниями не страдает, жалоб не предъявляет.

Состояние больного при поступлении в больницу.

Ориентировка сохранена. Контакту доступен формально. Суетлив, непоседлив, дурашлив. Жалоб не предъявляет. Высказывает бредовые идеи преследования, а именно отношения. Испытывает слуховые псевдогаллюцинации комментирующего характера, висцеральные галлюцинации — ощущает присутствие в теле чего -то постороннего «у меня в животе живут две змеи». Агрессивных, суицидальных тенденций не обнаруживает. Мышление резонёрское, аморфное, с элементами разорванности. Эмоционально туп, амбивалентен. Критики к своему состоянию нет.

Течение заболевания до момента осмотра. Лечение.

Контакту трудно доступен. Отмечаются трудности адаптации в отделении. Время проводит в пределах палаты, суетлив, неусидчив, постоянно конфликтует с мед. персоналом, другими больными. В процессе лечения поведение стало более адекватным, в меньшей степени выражена импульсивность. Режиму отделения подчиняется формально. Суицидальные мысли отрицает.

Получал следующее лечение:

-Раствор галоперидола 0,5% — 1 мл в/м х 2 раза в день

-Трифтазин 0,005 по 1 таблетке х 3 раза в день

-Азалептин по 1 таблетке на ночь

-Циклодол по 1 таблетке х 3 раза в день

Психическое состояние.

Речевому контакту доступен формально. Держится спокойно несколько развязано. Общителен. Во время беседы постоянно меняет позу, суетлив, беспокоен. Выражение лица взволнованное. Во время речи выразительная жестикуляция. Темп речи быстрый, в виде монолога. Запас слов небольшой. Культура речи низкая. На вопросы почти всегда отвечает не по существу.

Ориентирован в месте, времени, собственной личности полностью. Критика к своему состоянию отсутствует. Сознание ясное.

Испытывает слуховые псевдогаллюцинации комментирующего и императивного характера «мужские голоса в голове рассказывают о том, что со мной происходит, что мне делать», атакже висцеральные галлюцинации — ощущает присутствие в теле чего — то постороннего «у меня в животе живут две змеи одна добро другая зло». Так же утверждает, что у него две души «одна прямая, другая обратная, для того, что бы разговаривать». Голосам всегда подчиняется, не может их осушаться. Говорит, что голоса и две, живущие в нём змеи ему мешают жить, он хотел бы от них избавиться.

События прошлого воспроизводит точно. Помнит свою дату рождения; матери, брата помнит числа и месяца дней рождения, а года нет. Новую информацию воспринимает правильно, но способность удерживать эту новую информацию снижена, а воспроизводит полученную информацию с пробелами, то что помнит вспоминает с трудом и неточно. При назывании 7 цифр, сразу повторил их правильно, а через 1 минуту, не мог вспомнить 1 цифру. Врача своего помнит, а курирующих его студентов, уже на следующий день не помнит. Из чего можно сделать вывод, что у больного гипоамнезия. Симптомов «уже виденного», «никогда не виденного» не наблюдалось.

Внимание неустойчивое, легко рассеиваемое, повышенная отвлекаемость, быстро истощается, объём сужен, наблюдается уменьшение глубины внимания, имеется нарушение направленности внимания.

При предъявлении 4-х картинок (с тремя предметами относящимися к шитью и ручкой) для выделения лишней выбрал 2 предмета для шитья и ручку, а лишней оказалась швейная машинка. Объяснил так, что те три предмета можно сложить в карман, а машинку нет. Эмоции прямо влияют на суждения. При положительных эмоциях суждения имеют оптимистичный характер, благожелательные, а при отрицательных наоборот. Мышление разноплановое, аморфное, паралогичное, по темпу ускоренное, с элементами разорванности, резонёрства. Охвачен бредовыми идеями отношения, кажется, что все на него смотрят, обращают на него внимание и что-то плохое про него думают, смеются над ним. Говорит о своих болезненных переживаниях активно.

Фон настроения снижен. Эмоционально уплощён, холоден, но имеет склонность к вспышкам аффектам высокой степени, возникновение их непредсказуемое, направлены в основном на мать. Потом объяснить своё поведение не может, а напротив показывает свою безграничную любовь к матери. Нередко бывает депрессия, необъяснимая тревога, апатия, слабодушие. Амбивалентен, проявляет неадекватные эмоции, иногда появляется страх перед чужими людьми, боится выйти на улицу.

Нерешительный, не энергичный, нет уверенности в себе, уступчивый, легко внушаемый. Совершает навязчивые действия, всё время поправляет волосы. Пассивный негативизм.

Интеллект не высокий, соответствует полученному образованию.

Двигательно расторможен, до суетливости. В отделении назойлив, навязчив, к мед. персоналу и больным. Режиму подчиняется формально, тяготится пребыванием в стационаре. Требует к себе особого внимания. Психически больным себя не считает. Лекарство принимает.

Критики к своему состоянию нет.

Неврологический статус

Очаговой неврологической симптоматики не выявлено. Расстройств координации движений, речи, почерка нет. Вегетативная нервная система без патологии.

Соматический статус

Невысокого роста, гипостенического телосложения. Кожа и видимые слизистые чистые. Патологии со стороны дыхательной и сердечно — сосудистой систем не наблюдается. Физиологические отправления в норме. Аппетит достаточный.

Результаты лабораторных и

параклинических исследований

1. Лабораторно-клинические исследования.

17.01.99. первично или вторично бак исследование – слизь из зева и носа на дифтерийную палочку – не обнаружено

История болезни, F-20 — Raptus.ru — Психиатрия. Творчество душевнобольных.

Жалобы на момент осмотра:
Пациентка предъявляет жалобы на слабость, «притупление чувств», сужение круга интересов, повышенную отвлекаемость, трудность сосредоточения внимания. Также больную беспокоят периодически появляющиеся «голоса», локализованные около головы. Голоса принадлежат незнакомым людям, мужские и женские, носят комментирующий, одобряющий, а также угрожающий характер – определенный «страшный мужской голос», который «говорит, чтобы глаза выкатывались», в результате чего «глаза вылезают из орбит».

Сведения о наследственности:
Отец и мать здоровы, оба по характеру спокойные, отношения с дочерью прохладные. Единственный ребенок в семье. Воспитывалась больше матерью в условиях гипоопеки, отец участия в воспитании практически не принимал. Сейчас проживает с родителями, в удовлетворительных социально-бытовых условиях. В семье психически больных, психопатических личностей, больных наркоманией, алкоголизмом, совершавших суицидные поступки, страдавших туберкулезом, сифилисом, злокачественными опухолями, заболеваниями обмена веществ не было.

Anamnesis vitae (со слов больной):
Родилась в Ленинграде в 1977 году. Данных о течении беременности матери и родах нет. Росла и развивалась соответственно возрасту, посещала детский сад, в школу пошла в 7 лет, училась преимущественно на 3, неохотно, учеба давалась тяжело, особенно математика, физика, химия. По характеру была спокойным, пассивным ребенком, стойких увлечений не имела. Конфликтов со сверстникам и школьными учителями не отмечает. Ни к чему не стремилась, никак себя не проявляла. Образование 10 классов, профессионального образования на получала. После школы некоторое время работала продавцом на рынке. На данный момент не работает уже в течение 8 лет. В поисках работы на заинтересована, планы на будущее неопределенные.
Половое развитие и половая жизнь, акушерский анамнез:
Менструации с 14 лет, регулярные, умеренные, безболезненные по 5 дней через 27. Половой жизнью живет с 15 лет, связи носят беспорядочный характер. В возрасте 18 и 20 лет, под давлением родителей, дважды делала аборты. В браке не состояла, о создании семьи не задумывается.

Социально-бытовые условия:
Климатические и материальные условия в семье удовлетворительные, не напряженные, материально обеспечены. Семья состоит из отца, матери и дочери.

Перенесенные заболевания:
Детские инфекции – ветряная оспа, краснуха в младшем школьном возрасте; ОРВИ примерно один раз в год, протекали без осложнений. Тяжелые и хронические соматические заболевания, травмы, в том числе с потерей сознания, отрицает. Операции отрицает. Профессиональные вредности не отмечались.
Аллергологический анамнез спокойный.
Привычные интоксикации: курение, злоупотребление алкоголем, другими психоактивными веществами отрицает.

Анамнез заболевания (со слов больной):
Считает себя больной с 1999 года, когда на фоне неприятностей на работе (была уволена из-за сокращения территории рынка) снизилось настроение, возникли грустные мысли. Считает, что была уволена по справедливости, в результате сложившихся обстоятельств. Это состояние длилось около двух месяцев, сопровождалось ощущением вялости, слабости. Постепенно появилось безразличие в отношении друзей, родителей, собственного внешнего вида. Тогда же больная стала отмечать появление голосов, локализованных в районе головы, ушей. Голоса не принадлежат знакомым людям, женские (комментирующего и одобряющего характера), и мужские (мужской один, «страшный», угрожающий жизни больной, грозящийся «глаза выкатить из орбит»). Во время появления «страшного» голоса угрожающего характера происходило непроизвольное закатывание глаз, сильное напряжение мышц шеи и лица, больная пыталась спрятаться, накрывшись одеялом, возникало ощущение оцепенения, страха. Считает что голос воздействует на ее состояние, исполняет угрозы. О происхождении голосов не имеет никакого мнения, относится без интереса. Критика к своему состоянию формальная. Соглашается с необходимостью проведения лечения преимущественно из-за неприятных, мучительных ощущений во время появления устрашающего голоса, охотно принимает лечение.
С начала заболевания болезненные явления исчезали редко, на непродолжительное время, несмотря на длительные пребывания в психиатрической клинике (до шести месяцев) и получаемое лечение несколькими нейролептиками одновременно. Количество госпитализаций точно назвать не может, считает что провела в больнице большую часть времени от начала заболевания. Госпитализации были связаны с нарастанием симптоматики (постоянное присутствие голосов, страх болезненного воздействия вызывал возбуждение), вопреки приему больших доз нейролептиков. В стационаре чувствовала себя спокойнее, внимание докторов вызывало ощущение безопасности. Получала медикаментозное лечение в виде постепенно нарастающих доз нейролептиков в различных комбинациях. При этом галлюцинации появлялись реже, с большими перерывами. После каждой очередной выписки больная выполняла рекомендуемые назначения, принимала поддерживающую терапию, однако через 1-2 месяца наступало ухудшение состояния, и больная вновь госпитализировалась.
Данная госпитализация продолжается шесть месяцев, связано с утяжелением состояния, больная самостоятельно обратилась за помощью в ПНД. Госпитализирована с согласия.

Страховой анамнез: имеет бессрочно II группу инвалидности с 2001 года. В листке нетрудоспособности не нуждается.

Настоящее состояние больной:

Соматический статус.
Состояние удовлетворительное. Конституция нормостеническая. Кожные покровы и видимые слизистые обычной окраски и влажности. Шрамов, расчесов, пролежней, татуировок нет. Артериальное давление – 120 и 70 мм, рт, ст. Пульс ритмичный, симметричный. При аускультации сердечные тоны ясные, звучные, первый тон громче второго в проекции верхушки сердца, шумы не выслушиваются. Границы относительной и абсолютной сердечной тупости в пределах нормы.
Частота дыхания – 17 в минуту. В легких при аускультации дыхание везикулярное. При перкуссии перкуторный тон ясный легочный над всей поверхностью легких. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Почки не пальпируются, поколачивание по пояснице безболезненно.

Неврологический статус.
Реакция зрачков на свет живая, содружественная, OD=OS. Асимметрии лица нет, носогубные складки и углы рта симметричны. Координация движений сохранена. Тремора нет. Очаговой неврологической симптоматики не выявлено.

Психический статус:
Пациентка среднего роста, нормостенического телосложения, кожа обычной окраски, без следов сыпи или расчесов.
Поведенческая сфера.
Волосы русые, сальные, не расчесанные, по внешнему виду выглядит чуть старше своего возраста. Одета чисто, но не опрятно, ногти не стрижены. Выражение лица безразличное, мимика скудная. Не улыбается. Моторных расстройств не выявлено. Сознание клинически не помрачено.
В контакт вступает пассивно, иногда переспрашивает вопросы, отвечает односложно, периодически возникают паузы перед ответами. При формальной готовности отвечать на вопросы, поглощена в большей степени своими мыслями, замкнута. Вялая, медлительная. Речь тихая, монотонная.
Ориентировка в окружающем пространстве не нарушена, правильно называет дату, место пребывания. Аутопсихической дезориентировки не обнаружено – больная правильно называет свое имя, фамилию, отчество, год рождения, количество лет.
+Нарушения восприятия.
На момент осмотра нарушения восприятия не определяются.
+Расстройства мышления.
Темп мыслительных процессов замедлен. Выявляются бредовые идеи преследования и воздействия («голос угрожает мне, заставляет глаза закатываться, не оставляет в покое»).
+Внимание пациентки концентрируется на непродолжительное время, объем внимания ограничен.
+Краткосрочная память снижена: не может вспомнить имени куратора, с трудом вспоминает имя своего лечащего врача.
+Расстройства эмоциональной сферы. Отмечается снижение эмоционального реагирования, однообразное выражение лица, уменьшение спонтанности движений, эмоциональный ответ отсутствует.
+Критика в отношении заболевания.
Соглашается, что должна находится на лечении в стационаре, так как это приносит облегчение состояния – уменьшается чувство страха, реже слышит голоса. Критика в отношении заболевания формальная, считает слышимые голоса реальными, верит в способность голосов воздействовать на ее соматическое состояние («закатывание глаз»), однако пассивно соглашается с необходимостью продолжить лечение.

Данные дополнительных методов исследования патологии не выявляют.

Клинический диагноз: Шизофрения
Простая форма
Непрерывно-прогредиентный тип течения

Обоснование клинического диагноза.

Диагноз Шизофрения поставлен на основании:
1.Жалоб больной на часто слышимые голоса возле головы, голоса носят угрожающий, комментирующий и одобряющий характер. Устрашающие голоса вызываю чувство страха, оцепенения, непроизвольное спазмирование мышц шеи и лица, закатывание глаз. Больная уверена, что голоса способны воздействовать на ее соматическое состояние. Данные жалобы характерны для истинных галлюцинаторных расстройств восприятия.

2.Данных анамнеза – с детства у пациентки отмечались апатические и абулические явления, эмоциональная холодность в отношении сверстников, родителей, пассивность, безразличие к окружающим явлениям, к своему внешнему виду. Данные симптомы формируют апато-абулический дефект.

3.Из данных анамнеза заболевания следует, что дебют заболевания проявился на фоне психотравмирующей ситуации, что характерно для динамики развития шизофрении.

4.Результатов исследования психического статуса – выявляется расстройство темпа мышления в виде его замедления, расстройство содержания мышления – в виде бредовых идей преследования и воздействия. В сочетании с имеющимися расстройствами восприятия формируется картина параноидного синдрома.

5.Также из анамнеза известны эпизоды двигательно-волевых нарушений в виде пароксизмальных спазмов мышц шеи и лица, закатывании наверх глаз.

6.Определяются характерные для шизофрении изменения личности в виде сужения круга интересов, снижения энергетического потенциала, отсутствия стимулов к деятельности и психической активности.
Простая форма течения шизофрении определяется началом заболевания в молодом возрасте, преобладанием в клинической картине апато-абулического синдрома и эмоциональной сглаженности. Для простой формы характерен неприрывно-прогредиентный тип течения заболевания, который проявляется у данной больной редкостью и кратковременностью ремиссий, отягощением обострений с каждым новым приступом, нарастание изменений личности.

Для дифференциальной диагностики простой формы шизофрении с маниакально-депрессивным психозом следует учесть нехарактерные для МДП нарушения восприятия и мышления. Для экзогенных психозов характерны особые изменения личности, протекающие по органическому типу, а также яркие, чаще зрительные, галлюцинации. От психогенно обусловленных острых расстройств шизофрения отличается характерными расстройствами личности, общей динамикой развития заболевания (стабильное течение), отсутствие связи бредовых синдромов с психотравмирующей ситуацией.

Виды наблюдения и план лечения:
— Пациентке показано стационарное лечение на период обострений состояния.
-Лечебный режим: необходимо длительное непрерывное фармакологическое лечение для закрепления эффекта и профилактики обострений
Рисполепт по 0.002 мг два раза в сутки
Азалептин 0,025 мг утром и вечером
Циклодол 0.002 мг два раза в день

Клиническая история болезни по психиатрии, F-20

Количество полных лет: 30
Место работы: безработная
Инвалидность: 2 группа, бессрочно

Клинический диагноз: Шизофрения
Паранойдная форма
Непрерывно-прогредиентное течение
Галлюцинаторно-паранойдный синдром

Причина госпитализации.
Больная поступила в Городскую Психиатрическую больницу №6 07.07.2004 сан.транспортом по направлению колпинского ПНД. Направлена в связи с ухудшением состояния с 02.07.2004: появились «голоса», стала разговаривать без собеседника, но к врачу сама не обращалась. На прием к врачу пациентку привела мать. Число предыдущих госпитализаций – 18. Выписка после последней госпитализации 06.01.2004. Согласие на госпитализацию и лечение получено.

Жалобы на момент осмотра.
Пациентка считает себя здоровой и никаких жалоб на момент осмотра не предъявляет.

Анамнез

Сведения о наследственности.
Отец: сведений об отце нет.
Мать: 52 года, здорова, работает продавцом. Отношения с дочерью прохладные. Родных братьев и сестер нет. Воспитывалась больше бабушкой, чем матерью (в связи с чем неизвестно). Сейчас проживает с матерью в удовлетворительных социально-бытовых условиях. Мать неоднократно была замужем, сейчас в разводе. В семье психически больных, психопатических личностей, больных наркоманией, алкоголизмом, совершавших суицидальные поступки, страдавших туберкулезом, сифилисом, злокачественными опухолями, заболеваниями обмена веществ не было.

Анамнез жизни.
Возраст и здоровье родителей во время зачатия, здоровье матери, какая была по счету и как протекала беременность и роды не известно. О развитии в раннем возрасте не известно. В семье Жанна единственный ребенок. Воспитывалась больше бабушкой, чем матерью (в связи с чем, не известно). В школе, со слов пациентки, «училась хорошо», самый любимый предмет был «русский язык». Образование 10 классов. О других фактах за период обучения ничего не известно. Никакого профессионального образования не получала, не работала.

Половое развитие и половая жизнь. Половой жизнью не живет. Говорит, что ей «нравилось много мальчиков». Данные о менструальном цикле (из истории болезни): месячные с 13 лет, регулярные, умеренные, безболезненные по 5 через 28 дней. Дата последней менструации: 16.10.2004. В браке не состояла.
Социально-бытовые условия: климатические и бытовые условия удовлетворительные. Материально обеспечены. Семья состоит из матери и дочери.

Перенесенные заболевания: детские инфекции – ветряная оспа. Со слов пациентки, когда «пошла в школу, заболела пневмонией». Данных о других заболеваниях в истории болезни и со слов пациентки нет.

Анамнез заболевания.
Пациентка считает себя здоровой. Не курит, алкоголь не употребляет. Из данных истории болезни. Больна в течении многих лет. С 1985 года, с 13 лет, стала слышать голоса комментирующего характера (в основном голоса своих знакомых и родственников – «дядя Володя», «Максим»), считала, что мать хочет убить ее, выбросить в окно. С того же времени проходила стационарное лечение, была поставлена на учет в колпинском ПНД. Число госпитализаций 18, госпитализации длительные. Последняя выписка 06.01.2004. После лечения отмечалось улучшение состояния: стала меньше слышать голосов, не разговаривала без собеседника. Лечение проводилось Азалептином (0,05 3 раза в день). После выписки ПНД посещала редко, нерегулярно. Настоящее обострение началось с 02.07.2004, когда вновь усилились «голоса», стала разговаривать без собеседника, но к врачу самостоятельно не обращалась. В ПНД на прием к психиатру ее привела мать. По направление колпинского ПНД 07.07.2004 была доставлена сан.транспортом в Городскую Психиатрическую больницу №6.

Страховой анамнез.
В больничном листе не нуждается. Инвалидность 2 группы с 13 лет, бессрочно.

Оценка личности больного.
При опросе о друзьях говорит, что в детстве у нее было много подружек и они «играли в куклы». В настоящее время упоминает об Ирине (соседке по палате), которая «учила ее вышивать крестиком». Ответы на вопросы дает медленно, после ответа быстро «уходит в себя». Верит в бога, носит нательный крест. Считает себя здоровой.

Объективный анамнез.
Исходя из данных истории болезни, известно, что заболевание началось с 1985 года, с 13 лет, стала слышать голоса комментирующего характера (в основном голоса своих знакомых и родственников – «дядя Володя», «Максим»), считала, что мать хочет убить ее, выбросить в окно. С того же времени проходила стационарное лечение, была поставлена на учет в колпинском ПНД. Число госпитализаций 18, госпитализации длительные. Последняя выписка 06.01.2004. После лечения отмечалось улучшение состояния: стала меньше слышать голосов, не разговаривала без собеседника.

Лечение проводилось Азалептином (0,05 3 раза в день). После выписки ПНД посещала редко, нерегулярно. Настоящее обострение началось с 02.07.2004, когда вновь усилились «голоса», стала разговаривать без собеседника, но к врачу самостоятельно не обращалась. Исходя из перечисленных симптомов можно выделить ведущий синдром: псевдогаллюцинаторно-параноидный.

Соматический статус.
Состояние удовлетворительное. Гиперстеник. Ожирение 2 ст.. Кожные покровы обычной окраски и влажности. Шрамов, расчесов, следов инъекций, татуировок нет. Паразитов кожи и пролежней нет. Пульс 70 ударов в минуту, ритмичный, симметричный. Артериальное давление: 120/80 мм.рт.ст.. При аускультации сердечные тоны ясные, звучные, первый тон громче второго на верхушке сердца, шумы не выслушиваются. При перкуссии границы относительной и абсолютной сердечной тупости в пределах нормы. Частота дыхания – 17 в минуту. В легких при аускультации дыхание везикулярное. При перкуссии перкуторный тон ясный легочный над всей поверхностью легких. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Почки не пальпируются, поколачивание по пояснице безболезненно.

Неврологический статус.
Реакция зрачков на свет живая, содружественная, OD=OS. Асимметрии лица нет, носогубные складки и углы рта симметричны. Координация движений сохранена. Тремора нет. Очаговой неврологической симптоматики не выявлено.

Психический статус.
Пациентка среднего роста, гиперстенического телосложения, ожирение 2 степени, кожа обычной окраски, без сыпи, следов расчесов, шрамов. Поведенческая сфера. Волосы черные, не расчесанные, по внешнему виду выглядит младше своего возраста. Одета опрятно, ногти не стрижены, но чистые. Выражение лица безразличное, отрешенное. Мимика скудная. Иногда слегка улыбается без причины. Моторных расстройств не выявлено. Сознание клинически не помрачено.

В контакт вступает трудно, иногда не слышит вопросы, не понимает, переспрашивает, отвечает односложно, на некоторые вопросы вообще не отвечает. Замкнута, поглощена своими мыслями. Вялая, медлительная. Речь тихая, монотонная. Больной себя не считает. Ориентировка в окружающем пространстве нарушена: какое число, месяц и год ответить затрудняется, где находится не знает. Аутопсихической дезориентировки не обнаружено: больная правильно называет свое имя, фамилию, отчество, год рождения, количество лет. Нарушения восприятия. Псевдогаллюцинации – слышит голоса внутри головы (знакомых, дальних родственников – «дядя Володя», «Максим»), в основном комментирующего характера (например, «дядя Володя говорит, маму убили тетя Галя»), отмечает навязанность этих голосов.

Расстройства мышления. Темп мыслительных процессов замедлен, наблюдается обрыв мысли (после паузы не может вспомнить, что хотела сказать). В высказываниях наблюдается соскальзывание с одной темы на другую без видимой логической связи («я пошла гулять на улицу, у меня было много мальчиков»). Также отмечается разорванность мышления. Отмечаются бредовые идеи преследования: «Мама хочет убить меня, выбросив из окна». Внимание пациентки концентрировать удается лишь на короткое время, объем внимания ограничен, периодически переспрашивает собеседника, очень легко отвлекается (или «уходит в себя»).

Краткосрочная память снижена: не может вспомнить имени куратора, с тестом запоминания короткого ряда чисел не справляется совсем. Имени своего лечащего врача не помнит. Расстройства эмоциональной сферы. Отмечается снижение эмоционального реагирования, однообразное выражение лица (иногда проскальзывает легкая улыбка без причины), уменьшение спонтанности движений, эмоциональный ответ отсутствует.

Критика в отношении заболевания.
Критика в отношении заболевания отсутствует. Пациентка считает себя здоровой, но отмечает что «здесь чувствует себя лучше, так так дома мама хочет ее убить».

Данные дополнительных методов исследования.
Дополнительные методы исследования не проводились.

Клинический диагноз:
Шизофрения.
Параноидная форма.
Непрерывно-прогредиентное течение.
Галлюцинаторно-параноидный синдром.

Обоснование клинического диагноза.

Диагноз Шизофрения. Параноидная форма. Непрерывно-прогредиентное течение. Галлюцинаторно-параноидный синдром. Поставлен на основании:
1)Данных объективного анамнеза: заболевание началось с 1985 года, с 13 лет, стала слышать голоса комментирующего характера (в основном голоса своих знакомых и родственников – «дядя Володя», «Максим»), считала, что мать хочет убить ее, выбросить в окно. С того же времени проходила стационарное лечение, была поставлена на учет в колпинском ПНД. Число госпитализаций 18, госпитализации длительные. Последняя выписка 06.01.2004. После лечения отмечалось улучшение состояния: стала меньше слышать голосов, не разговаривала без собеседника.

2) Данных психического статуса: у пациентки обнаруживаются стойкие нарушения ориентировки в окружающем пространстве, наличие псевдогаллюцинаций, стойкие расстройства мышления (замедление темпа мыслительных процессов, обрыв мысли, соскальзывания, разорванность мышления, бредовые идеи преследования), нарушение внимания и памяти, эмоциональная тупость. Отсутствие критики. Т.е. имеются первичные и вторичные (дополнительные) признаки шизофрении.

Дифференциальный диагноз.
Дифференциальный диагноз с органическими психическими расстройствами, при которых также встречаются расстройства мышления, внимания и памяти: отсутствуют данные за травматическое, инфекционное, токсическое поражение центральной нервной системы. Психоорганический синдром, составляющий основу отдаленных последствий органических поражений головного мозга, у больной отсутствует: нет выраженных вегетативных расстройств, неврологическая симптоматика отсутствует. Все это вкупе с наличием характерных для шизофрении нарушений мышления, внимания позволяет исключить органическую природу наблюдаемого расстройства.

Для дифференцировки параноидной шизофрении у данной пациентки с маниакально-депрессивным психозом следует учесть наличие нехарактерных для МДП бреда, нарушений мышления и внимания.

Вид наблюдения и план лечения.

1)Пациентке показано стационарное лечение.
2) Лечебный режим:
3)Непрерывное длительное фармакологическое лечение для закрепления клинического эффекта и предотвращения обострений:
— Азалептин по 0,05 три раза в день.
— Пирацетам по 0,8 один раз в день.
4)Контроль клинического анализа крови один раз в месяц.

Прогноз
Прогноз в отношении заболевания неблагоприятный, так как непрерывно-прогредиентная форма шизофрении характеризуется быстрым развитием апатического слабоумия. Прогноз в отношении трудоспособности также неблагоприятный, так как больная вялая, апатичная, имеет 2 группу инвалидности. Прогноз в отношении жизни в целом благоприятный, поскольку продолжительность жизни больных шизофренией на уровне среднепопуляционной продолжительности жизни.

История болезни — F20.5 Резидуальная шизофрения (остаточная шизофрения)

Выписной эпикриз из истории болезни

ФИО, женский, 73 года

ИЗ АНАМНЕЗА Наследственность отягощена по линии матери — бабушка страдала психическим заболеванием. Родилась и воспитывалась единственным ребенком в семье служащих. Образование среднее специальное, товаровед, работала продавцом в книжном киоске. В настоящее время пенсионерка по возрасту. Проживает одна, не замужем, детей нет. Заботу о больной осуществляет племянница. С 50 лет появилась склонность к повышению АД, отмечались эпизоды по типу кризов. Начали беспокоить боли в сердце, головокружение, быстрая утомляемость, стала снижаться память. С 1966 года наблюдается психиатрами в связи с галлюцинаторно-бредовой симптоматикой с суицидальными высказываниями. Многократно лечилась стационарно. Имеет 2 группу инвалидности б/п. В последнее время госпитализации частные, длительные, ремиссии неустойчивые, кратковременные, по типу внутрибольничного улучшения. Последняя госпитализация в ПБ №0 в сентябре 2014г. В домашних условиях практически не удерживается. Выражен стойкий госпитализм. Нарастает социальная дезадаптация, утратила навыки общения. После выписки практически сразу же появилась тревога, снизилось настроение, вновь актуализировались болезненные переживания, усилились опасения за свою жизнь, здоровье, заявляла, что все заинтересованы в ее смерти, не могла одна находиться дома, постоянно вызывала к себе племянницу. Ночь спала беспокойно. Повторно Госпитализирована в добровольном порядке в 1 отделение СПБ №1.
Tbс, ЧМТ, вирусный гепатит- отрицает. Аллергоанамнез со слов не отягощен. Дисфункцию ЖК отрицает.

СОСТОЯНИЕ ПРИ ПОСТУПЛЕНИИ Передвигается самостоятельно, семенящей походкой. Доступна речевому контакту. Ориентирована во всех видах достаточно. Несколько тревожна, суетлива. Фон настроения неустойчивый, с тенденцией к снижению. На вопросы отвечает в плане заданного. Жалуется на слабость, головные боли, скованность, одышку, которую характеризует как нехватку воздуха, боли в ногах. Стойко фиксирована на своих жалобах и ощущениях. Склонна преувеличивать тяжесть своего состояния. Беспокоится о своей дальнейшей судьбе, заявляет, что не сможет прожить одна. Боится выходить одна из дома. Опасается, что ее могут обидеть. Беспокоится, что неугодна людям, что окружающие заинтересованы в ее смерти. Отмечается болезненное толкование ряда фактов не имеющих отношения к реальной ситуации. Манерна, нелепа. Мышление ригидное, паралогичное. Критика к состоянию отсутствует. Выражен эмоционально — волевой дефект.

В ОТДЕЛЕНИИ Внешне опрятна. Двигательно упорядочена. Доброжелательна к окружающим. Доступна речевому контакту. Ориентирована во всех видах достаточно. Фон настроения остается неустойчивым, ближе к сниженному. Периодически суетлива, тревожна. Жалуется на слабость, головокружения, боли в области сердца, одышку, скованность. Фиксирована на своих жалобах и ощущениях. Высказывает преувеличенные опасения за свое здоровье, заявляет, что не может проживать дома, т. к. опасается, что окружающие заинтересованы в ее смерти: «делают намеки, дают разные сигналы знаки подталкивают к смерти, подбрасывают ниточки, цепочки, намекают, что надо повеситься». До конца переживаний не раскрывает, стойко фиксирована на них. Ипохондрична. Отмечается болезненное толкование ряда фактов, не имеющих отношения к реальной ситуации, соматическим симптомам. Мышление паралогичное, ригидное. Мнестические функции ослаблены. Выражен эмоционально — волевой дефект. В отделении обстановкой не тяготится. Избирательно общается с больными. К некоторым больным остается подозрительной. Много молится, читает религиозную литературу. Включается в легкий труд. За собой ухаживает под контролем мед. персонала. Охотно откликается на просьбы персонала. Критика формальная.

ОБСЛЕДОВАНИЯ — НЕВРОЛОГ: Хроническая, сложного генеза (атеросклеротическая, гипертоническая ) дисциркуляторная энцефалопатия II-IIIст.
ТЕРАПЕВТ: ИБС. Стенокардия напряжения фк 2 ХСНIIА фк 2.Гипертоническая болезнь 3 ст.риск4.Хронический панкреатит, ремиссия. Хронический рецидивирующий цистит, ремиссия.
ГИНЕКОЛОГ:Гинекологической патологии нет.
ФТИЗИАТР от 16.06.14 г: Данных за tbc легких нет. В изоляции и проведении курса специфического лечения не нуждается
Рентгенография поясничного отдела позвоночника в 2-х проекциях от 12.08.14г.: Поясничный остеохондроз 1 степени.
ЭКГ: от 01.10.14г.: Синусовая брадикардия 59 в мин. Отклонение ЭОС влево. НБПВЛНПГ + блокада срединных ветвей. Изменение миокарда ЛЖ. Суправентрикулярная экстрасистолия.
АНАЛИЗЫ: крови, мочи, кала без грубой патологии. Кровь на RW от 18.09.14г-отриц.

ПРОВЕДЕНО ЛЕЧЕНИЕ — триметазидин, глицин, сероквель — пролонг, капотен, эналаприл, аспирин, аспаркам, кардикет, галоперидол, ингалипт, галоперидол-деканоат (последняя инъекция 11.11.14г), арбидол, цефазолин, ГИКС, амброксол

СОСТОЯНИЕ ПРИ ВЫПИСКЕ Состояние больной удовлетворительное. Жалоб не предъявляет. Адекватна, упорядоченна. Фон настроения монотонно-ровный. На вопросы отвечает охотно. Мнестико-интеллектуально умеренно снижена. Активной психотической симптоматики на момент осмотра нет. В удовлетворительном состоянии выписывается домой с племянницей.

ДИАГНОЗ — F20.5 Резидуальная шизофрения. Социальная дезадаптация.

Сопутствующие заболевания — I67.8, I25, I11, К86.1, N30.9: Хроническая, сложного генеза (атеросклеротическая, гипертоническая ) дисциркуляторная энцефалопатия II-IIIст. ИБС.Стенокардия напряжения фк 2 ХСН IIА фк 2 . Гипертоническая болезнь 3 ст.риск 4. Хронический панкреатит, ремиссия. Хронический цистит, ремиссия.

При поступлении: вес -54 кг; рост — 156 см; обхват груди — 74 см; обхват талии — 84см; обхват бедер — 90 см. Индекс: 18,6
При выписке: — вес -54 кг; рост — 156 см; обхват груди — 74 см; обхват талии — 84см; обхват бедер — 90 см. Индекс: 18,6

 

История болезни: как шизофрения пришла в психиатрию: med_history — LiveJournal

Погружаясь в историю психиатрии, и в частности, в историю изучения самого спорного и загадочного расстройства, обозначаемого сейчас как шизофрения, кажется, будто смотришь в калейдоскоп. Вроде бы простая детская игрушка – трубка с зеркалами и цветными стекляшками внутри с одной стороны и окуляром — с другой. Количество стеклышек постоянно, а вот узор меняется при малейшем движении калейдоскопа…

История психиатрии как науки на сегодняшний день насчитывает четыре значимых «революции». Первой стала, конечно же, инициатива Филиппа Пинеля, снявшего цепи с помешанных. Это послужило отправной точкой для того, чтобы признать душевные болезни именно болезнями и отдать психиатрию «во власть» законов клинических дисциплин (с поиском причин возникновения, механизмов развития и способов помощи – всё как в терапевтических или хирургических науках).

Наравне с этим революционными можно назвать становление «нозологической эры», изобретение нейролептиков и расшифровку генома, однако, это всё уже после. Сейчас давайте проследим, как развивалась психиатрическая мысль с самого момента её зарождения.

«Доктор Филипп Пинель освобождает от оков психически больных в больнице Сальпетриер в 1795 году», художник Робер-Флёри (1838-1912)

Скованные одной цепью или «начало»

Признать душевные расстройства болезнями – поистине великое дело. До Пинеля всех психических нездоровых очень боялись, «прятали» их в лучшем случае в монастырях с более или менее гуманным содержанием, либо в закрытых городских учреждениях рядом с бродягами, мошенниками и проститутками, в антисанитарных условиях с жёсткими мерами смирения. И там, и там больными они не считались, поэтому помощи никакой не получали.

Филипп Пинель, ставший врачом парижского заведения для умалишённых Бисетр в 1792 году, настоял на том, что психические болезни имеют свой смысл, а больные доступны пониманию того врача, кто готов воспринять и расшифровать их рассуждения. Это стало «точкой сингулярности» развития психиатрии с последующими драмами, авантюрами, преступлениями, ошибками, прорывами и достижениями.
Собственно, если бы во времена Великой французской революции Пинель не снял с сумасшедших оков, мы бы не имели не то что психиатрической помощи, но и доблестной наркологической службы, «великой армии» психотерапевтов, элитарных подразделений судебных экспертов, а также работы фармакологических гигантов – всего того, что обеспечивает на сегодняшний день сохранение психического здоровья населения.

Филипп Пинель

Так вот, возвращаясь в далёкое начало XIX века – приравнивание психических расстройств к другим заболеваниям породило волну ранних апологетов европейской психиатрии, которые стали скрупулёзно наблюдать за пациентами, подмечать сходства и различия их психической деятельности и создавать первые систематики заболеваний. В тот период как раз во всех научных областях случился бум первых классификаций. Тогда же стали появляться и первые психиатрические термины. Тут нужно отметить, что на протяжении всей истории психиатрии отношение к медицинским терминам разительно менялось – будучи изначально сугубо медицинскими, многие обозначения, выходя в народ, приобретали негативную коннотацию, вследствие чего заменялись психиатрами на другие.

Жан-Этьен Доминик Эскироль впервые различил врождённую идиотию и деменцию – приобретённое заболевание, развивающееся после периода благополучия с последующим «ослаблением душевной чувствительности, умственных способностей и воли». Он впервые объединил несколько отличительных признаков этого заболевания и описал их как «инкогеренцию (нарушение стройности) мышления, недостаток умственной и морально-волевой спонтанности с утратой способности воспринимать объекты, улавливать их связи, сравнивать их, сохранять о них полное воспоминание». Главные отличия Эскироль узрел и в динамике заболевания, подчёркивая: «состояние человека в деменции может измениться, состояние идиота не меняется никогда».

Жан-Этьен Доминик Эскироль

Хорошо, подумали другие психиатры того времени, пусть так и будет, вернее, так оно и есть – одни помешательства врождённые и неизменные, а другие более загадочные – изменчивы и настигают человека в расцвете сил. Как же это происходит?

Странный король или как «дегенерат» превратился в ругательство

Бенедикт Огюстен Морель, издавший несколько трактатов о психической дегенерации (да-да, тогда это тоже был сугубо медицинский термин!) по наблюдениям за семьями помешанных, разграничил несколько типов приобретённой деменции в зависимости от накопления душевных расстройств в роду. Историки психиатрии обнаружили в его трудах первые клинические описания особого типа «ранней деменции» — снижения психики после внезапного острого периода, переходящего либо в нестойкое выздоровление, либо в полный психический распад с оцепенением и бессмысленностью. По Морелю, развитие самых тяжёлых психических расстройств происходит в последних поколениях дегенеративного рода – глубокие дегенераты не дают потомства. Французская школа неврологии и психиатрии тогда с ним согласилась.

Бенедикт Морель

Одновременно в Мюнхене и Вене зарождалась и развивалась немецкая клиническая психиатрия. Стоит отметить, что в тот период происходили важные социально-политические события — европейские (франко-прусские) войны и революции. Противостояние государств влекло за собой и изменение настроений в обществе с формированием уничижительного образа врага. Бурно публиковались статьи и памфлеты – немцы дружно писали о неполноценности французской нации, французы от них не отставали, что и привело к исключению слова «дегенераты» из медицинской терминологии.

Тогда же впервые клинические изыскания психиатров становятся предметом спекуляций в политике. Это произошло после одной из самых трагических и загадочных историй с участием психиатра.
Баварский король Людвиг II, правивший во времена Бисмарка и участвовавший в войнах, в расцвете сил уединился в замке Нойншванштайн (ставшим прообразом Диснеевского дворца) и прослыл эксцентриком, живущим в мире грез. До этого весьма активный правитель вдруг стал замкнутым, начал избегать участия в политической жизни, пропадал в окрестных лесах, да так, что чиновникам приходилось подолгу разыскивать его, чтобы подписать документы. Правительственная комиссия приняла решение лишить его дееспособности и, соответственно, титула. Главой медицинского консилиума выступил приглашенный из Мюнхена профессор Бернхард Алоиз фон Гудден. До сих пор предметом жарких споров остаётся то, был ли всё-таки король психически нездоровым и страдал ли шизофренией или каким-то другим заболеванием. Известно лишь, что во время прогулки король бросился в озеро и увлёк за собой профессора, приехавшего его обследовать.

Людвиг II Баварский

Впоследствии ходили слухи, что короля убили французские шпионы, а его смерть стала результатом государственного заговора. Но ни одна из гипотез так и не подтвердилась. В немецкой же психиатрии стали обвинять Мореля и его последователей в том, что предложенная ими идентификация заболеваний на основании теории о дегенерации не имела, как принято говорить сейчас, доказательной базы, основывалась на «упорном шовинизме» и омонимии – употреблении омонимов или одинаково звучащих слов с разными значениями. Тогда научные взгляды французской и немецкой школы психиатрии несколько разошлись, что, впрочем, не стало особым препятствием для активного обмена опытом, учениками и последователями.

Примерно с этого периода и начинается калейдоскопическое изменение взглядов и учений, за которыми порой трудно уследить.

Сквозь тернии или калейдоскоп мнений

В начале 19 века в немецкой школе придерживались «романтических» или психологических взглядов на развитие душевных заболеваний до тех пор, пока немецкий психиатр и невропатолог Вильгельм Гризингер не придумал учения о «едином психозе», постулатом которого стал призыв рассматривать все формы помешательств как периоды одного заболевания, проявляющегося то активно, то незаметно, но и вовсе никогда не проходящего. Учёные с этим поначалу согласились. Начались бурные споры «психиков» и «соматиков» — последователей либо душевного/психологического происхождения психических заболеваний с последующим изменением мозга, либо искателей органической причины душевных расстройств.

Исследователи того времени соглашались с неоднозначностью природы различных помешательств. Работы француза Жана Фальрэ, посвящённые «циркулярному помешательству» (ныне – биполярное аффективное расстройство) убедительно доказывали различную природу и исход состояний мании и меланхолии. Потом появился фундаментальный труд Карла Людвига Кальбаума, где он выделил особую форму всё того же загадочного заболевания, но уже больше из двигательной сферы – кататонию (неподвижность), а его ученик Эвальд Геккер нашёл кардинальные отличия, вылившиеся в понятие о гебефрении (когда люди начинают вести себя подобно маленьким детям).


Карл Людвиг Кальбаум

Психиатрическому миру пришлось покивать головами и убедиться, что да, действительно, есть и единый, непрерывный психоз, и острые состояния, и мании-меланхолии, и двигательные нарушения, и парафрении (когда человек считает себя великим и думает, что все хотят сделать ему что-то плохое), и гебоидофрении (психоз юношеского возраста), и зачастую все они причудливо переплетаются, имеют множество переходных форм, перемежаются то временными улучшениями, то глубоким распадом личности.
Одновременно во Франции развивалось учение о неврозах и истерии (о, это благодатная тема для отдельного обсуждения!), при которых отмечались формы течения, может, и без бурных, острых периодов, но вот заканчивались одинаково — неуклонным распадом психики. Кроме того, клинические описания заболеваний говорили о том, что депрессия может приводить к слабоумию, а может и не проводить, а кататония может сопровождаться парафренией, а может и не сопровождаться, что психозы могут развиваться в юношеском возрасте, а могут и не развиваться, но слабоумие всё нарастает… Что же с этим всем делать?

Самые горячие споры велись вокруг группы расстройств с различным началом: впервые проявившихся депрессией, возбуждением, бредом преследования, расторможенностью влечений, ступором, навязчивостями, страхами, либо вообще никак не давших о себе знать, но неуклонно переходящих в состояние психического дефекта или особой формы слабоумия – без снижения интеллектуальных способностей и памяти, но с невозможностью выстраивать мысли (та самая инкогеренция мышления по Морелю). Что делать с такими заболеваниями? Как их называть?

«Шестое пришествие» или как родилась шизофрения

Конец этим калейдоскопическим метаниями положили на 12 Международном Медицинском Конгрессе в 1900 году. Именно тогда широкой психиатрической общественности Эмиль Крепелин представил очередное издание руководства по психиатрии, в котором он совершил, по сути, вторую психиатрическую революцию – объединил все выше упомянутые формы заболеваний и предложил обозначать как dementia praecox – раннее слабоумие. В шестом по счету руководстве Крепелин чётко разграничил: не важно как начинается заболевание, но важно то, как оно протекает – если приводит к деградации, то его следует считать dementia praecox, а если не приводит, то его нужно называть маниакально-депрессивным психозом. Важным отличием Крепелин считал наличие «светлых» промежутков – стойких ремиссий, якобы при dementia praecox не наблюдающихся, а при МДП – обязательных.

Эмиль Крепелин

Началась нозологическая эра психиатрии. Учёные дружно согласились с новым термином в частности, и парадигмой разделения заболеваний в целом, и уже более сотни лет не хотят от него отказываться, хотя и регулярно переименовывают саму dementia praecox.

Первым её переименовал Блейлер, обозначив схизофренией, что в немецкой транскрипции звучит как шизофрения.

Калейдоскоп, однако, не переставал поворачиваться – в следующих изданиях руководства сам Крепелин указывал на то, что и при dementia praecox бывают ремиссии, граничащие с полным выздоровлением, а МДП иногда приводит к необратимым изменениям психики. В общем, хотя учение о шизофрении тогда и сформировалось, но уже в самом начале допускало оговорки.

Ах, да! Теорию Гризенгера о едином психозе тогда задвинули в дальний ящик. Но о ней никто никогда не забывал. Кто знает, когда свершится и как будет выглядеть новая психиатрическая революция…

Текст: Наталья Захарова для портала нейроновости

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик
вконтакте

Ksmu.Org.Ru – Сайт студентов КубГму

П аспортная часть

Ф.И.О.

Год рождения: 13.03.1980

Дата поступления в клинику: 5.01.2010

Жалобы

При опросе жалоб не предъявляет. Причиной госпитализации явилось изменение поведения в течение последних 2-х недель. Проявляла агрессивность в отношении родственников, высказывала идеи отравления. Накануне госпитализации избила мать.

Анамнез жизни

Семья неполная, родители разведены. Совместно с больной проживают мать, брат с женой и сестра с грудным ребенком. Мать работает продавцом, культурный уровень средний, возраст к моменту рождения дочери 34 года. Взаимоотношения в семье натянутые, часто возникают конфликты по поводу бытовых и финансовых проблем. Не замужем, детей нет. Беременности – 1, аборт – 1.

Со слов: наследственность отягощена психическим заболеванием брата (каким именно сказать затрудняется). Со слов: алкоголизмом, наркоманией в семье никто не страдает, суицидальных попыток не было. Хронические соматические заболевания у родственников отрицает.

Является 2 дочерью из 3 детей. Беременность 3-я по счету. Предыдущие беременности протекали нормально. Токсикоза, инфекционных или вирусных заболеваний, механических или психических травм, приема химически активных веществ в течение беременности не наблюдалось. Больная родилась в срок, роды затяжные (причина – слабость родовых сил). Применялись лекарственные стимуляторы. Асфиксия у ребенка умеренной степени. Вес при рождении 3300 г, рост 50 см.

В раннем детстве в физическом и психическом развитии не отставала о сверстников (сидение, стояние, ходьба, первые слова согласно возрастным нормам). Находилась на грудном вскармливании до 1,5 лет, аппетит у ребенка был хороший, диспепсические явления отсутствовали. Хорошо усвоила навыки опрятности, приема пищи. Игровая активность снижена.

В дошкольном возрасте организованных детских коллективов не посещала. Отличалась капризностью, неусидчивостью, отбирала игрушки у брата и сестры. Характер воспитания: отсутствие общей линии. Страхи, заикание, сноговорение, энурез в этом возрасте не наблюдались. Часто болела простудными заболеваниями.

В школу пошла с 7 лет, училась удовлетворительно. Особенно интересовалась литературой. Характер: обидчивая, неусидчивая, скрытная, необщительная, незлопамятная, неконфликтная. Увлекалась шитьем. Отношение со сверстниками: подруг не было, держалась отдельно, от участия в общественной работе уклонялась. В старших классах отношения с учителями напряженные. Закончила 9 классов средней школы и 2 класса в вечерней школе, работала рабочей, в настоящее время – горничной. Жилищно-бытовые условия неудовлетворительные: семья в составе 6 человек (в том числе 1 ребенок) проживают в частном доме (2 комнаты) с неудовлетворительным состоянием водоснабжения и канализации, у семьи имеются финансовые трудности.

Туберкулез, малярию, тиф, ревматизм, менингиты, энцефалиты, менингоэнцефалиты, полиомиелиты, травмы мозга отрицает. В 1998 году лечилась по поводу сифилиса (выздоровление подтверждено серологически). Хронические очаги инфекции отсутствуют, припадков, обмороков не было. Психотравмы отсутствовали. Вредные привычки и хронические интоксикации отрицает. Аллергологический анамнез не отягощен. Дисфункции кишечника за последние 3 недели отрицает.

Психические расстройства: шизофрения. Признаки, лечение, формы.

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ШИЗОФРЕНИИ

Шизофрения  — самое известное в истории психическое заболевание. Ей страдает 1% взрослого населения. Причем, среди известных людей этот процент гораздо выше – те или иные признаки есть у 9% современных лидеров в области политики, науки и искусства.

Одновременно это одна из самых первых болезней, выделенными лекарями древности. Впервые ее симптомы описали еще древние египтяне в «папирусе Эберса» — своеобразной медицинской энциклопедии. Вавилонские врачи лечили психические расстройства, которым приписывалось демоническое происхождение, магически-религиозными методами и травяными таблетками. В Древней Греции и Риме так же описывали симптомы шизофрении, но не выделяли ее как отдельную болезнь. И прописывали умеренную физическую нагрузку, а так же кровопускания и слабительные средства.

Арабский врач Авиценна одним из первых описал бред и, по сути дела, предложил психотерапевтический метод его лечения. Болезнь называли «тяжелым безумием», и под это определение подходили все психические расстройства.

В Средние века врачи перестали видеть в психических расстройствах естественные причины, а стали видеть лишь религиозные. Поэтому часто душевнобольных объявляли слугами дьявола, ведьмами и колдунами. В качестве лечения использовали трепанацию черепа, окунание в холодную воду, публичные избиения. В Лондонском Бедламе больных «лечили» цепями, клизмами и безовощной диетой. Деньги, выделяемые больнице, часто расхищались, а окрестные жители приходили в больницу справить нужду.

Лишь в восемнадцатом веке в Испании с больных сняли цепи. Веком позже в душевных заболеваниях стали искать в первую очередь физические причины – в больном желудке и кишечнике.

В первой половине и в меньшей степени во второй половине ХIХ столетия психические расстройства пытались лечить с помощью гомеопатических средств.  Так же использовали опиум, дигиталис, хлороформ, белладонну, рвотные и слабительные препараты.

Современная концепция этой болезни была выведена лишь на грани двадцатого века, психологом Эмилем Крепелиным. Он отделил шизофрению от других психических расстройств подобного характера. Швейцарский врач Эйген Блейлер выделил некоторые критерии шизофрении, которые носят название «четыре A» а именно: аффективность; аутизм; нарушение ассоциативного ряда человека; амбивалентность. Он же и придумал название для болезни – в буквальном переводе слово означает «раскалывающий рассудок».  Кроме того, благодаря работам Блейлера, шизоподобные болезни связывают с наличием определенного «нарушения единства» психики больного.

В 1921 году доктор Якоб Клейси, директор клиники в Цюрихе, предложил лечить шизофрению сном – при помощи барбитуратов. Впрочем, это привело к большому количеству смертей от передозировки лекарств – около 5% пациентов умерло. Препараты стали заменять на более безопасные, но сама терапия барбитуратами применялась еще около полувека.

 К середине прошлого столетия популярность приобрело шоковая терапия шизофрении. Манфред Сакель предложил использовать инсулиновый шок. Шизофреники получали такую дозу инсулина, что они на несколько дней впадали в диабетическую кому. 

Владислав фон Медуна предложил другой метод для лечения шизофрении — вызывание судорог посредством инъекций камфоры, которую в дальнейшем заменили на пентиленэтразол или кордиазол. Иногда судороги были такими сильными, что хрустели кости. Лусио Бини предложил для использования судорог использовать электричество. Сотни тысяч больных шизофренией были стерилизованы, а немецкие нацисты вовсе уничтожали таких больных.

Существует информация, что в 1940-х и 50-х годах популярна была процедура лоботомии – в мозг пациентов помещали кусочки льда. К 1952 году в США провели более 20000 процедур лоботомии.

Лишь в 1952 году для лечения этого заболевания стали применять нейролептики. Наиболее популярен был препарат хлорпромазин (аминазин). Ранее его использовали как транквилизатор для лошадей, а потом догадались использовать и для людей.  Механизм действия нейролептиков позволял блокировать дофаминовые рецепторы и уменьшать выраженность галлюцинаторно-бредовой симптоматики. Сейчас нейролептики остаются наиболее распространенным методом лечения недуга.

ДИАГНОЗ ШИЗОФРЕНИЯ: ПРИЗНАКИ, ФОРМЫ, СИМПТОМЫ

Основные признаки и симптомы шизофрении и ей подобных заболеваний включают в себя:

— бред,

— галлюцинации, а также прочую продуктивную симптоматику психических отклонений;

— снижение энергетического потенциала,

— общее снижение жизненного тонуса,

— полную апатию,

— снижение интереса к жизни, во всех её социальных и реальных проявлениях;

— полное или частичное разрушение когнитивной сферы индивидуума, включающие в себя расстройства внимания, мышления и прочие когнитивные расстройства.

Главная особенность шизофрении —  её способность развиться и проявиться в абсолютно любом возрасте, начиная от младенчества и заканчивая глубокой старостью. Это справедливо  как для мужчин, так и для женщин. Однако у женщин вероятность полного или частичного выздоровления выше, чем у мужчин. Так же у пациентов, заболевших во взрослом возрасте, лучше купируются симптомы. Часто болезнь поражает творческих людей: 25 % известных поэтов и 30 % выдающихся художников имеют галлюцинации, 30% великих композиторов имеют звуковые галлюцинации.

Разновидностей шизофрении очень много. Наиболее часто встречаются:

Параноидная шизофрения – в ней доминируют подозрительность, галлюцинации и бред. При этом может сохраняться интеллект.

Кататоническая шизофрения – преобладают психомоторные расстройства в виде чередования кататонического ступора и периода возбуждения. Во время ступора наблюдается «восковая гибкость» или симптом «воздушной подушки»  — если насильно поднять голову пациента над подушкой, она останется именно в таком положении долгое время.

Дезорганизованная или гебефреническая шизофрения – наблюдаются расстройства мышления и дурашливость. Пациент возвращается на уровень пятилетнего ребенка.

Простая шизофрения («детский тип») – постепенно проявляются утрата нормальных черт характера, эмоциональная тупость, бедность лексикона и потеря возможности получать удовольствие. Эта разновидность характерна для подросткового и юношеского возраста с нередким последующим переходом в другие типы.

В зависимости от характера проявления и течения симптомов, шизофрению разделяют на несколько видов: непрерывнотекущую, злокачественную, среднепроградиентную, вялотекущую, периодическую, приступообразную (шубообразную).

ГЕНИАЛЬНЫЕ БОЛЬНЫЕ ШИЗОФРЕНИЕЙ

Исаак Ньютон

Недуг Исаака Ньютона имел, по всей видимости, наследственные причины. Его отца описывали как «слабого, странного, диковатого человека». Родился сам физик недоношенным и был «таким маленьким, что, как говорят, мог поместиться в банке емкостью в одну кварту», в связи с чем он долгое время вынужден был ходить в корсете, чтобы поддерживать большую и тяжелую голову. С двух лет он проявлял странности в поведении: болезненную ранимость, страсть к механике, боязнь критики и полную невосприимчивость к ней, подозрительность, привычку сжигать свои и чужие письма и бумаги, отвращение к женскому обществу. Единственным его увлечением была работа. С 1691 года ему стало казаться, что его хотят убить, хотят разграбить его лабораторию, украсть его труды. Друзья заперли его дома и лечили, пока он не начала понимать свои же «Начала».

На следующий год он впал в апатию, решил покончить с философией и заняться производством сидра. Периоды апатии у него перемежались с бурной перепиской на религиозные темы. Он проявлял: бессвязность мыслей, неестественную подозрительность, необычайную хандру и враждебность к людям, ничего дурного ему не сделавшим. После 50-летнего возраста у ученого развивается психоз с бессвязностью речи, депрессией, параноидными чертами и идеями преследования. Исследователи предполагают, что у Ньютона было шизоаффективное расстройство. Однако есть предположения, что расстройства ученого – плод интоксикации.  Не так давно была исследована прядь волос Ньютона, и анализ подтвердил наличие в волосах… высокой концентрации свинца, сурьмы, мышьяка, ртути.

Жан-Жак Руссо

По мнению исследователей, Руссо страдал параноидальной шизофренией. Подозрительный он был с детства, но конфликт с государством и церковью, возникший после публикации книги «Эмиль, или о воспитании», только усилила эту подозрительность. Он везде подозревал заговоры, стал вести жизнь скитальца, стараясь нигде не задерживаться надолго. Ведь по его представлениям все его друзья и знакомые что-то против него замышляли.

«Он начал воображать, что Пруссия, Англия, Франция, короли, духовенство, женщины, вообще весь род людской, оскорбленный некоторыми местами его сочинений, объявил ему ожесточенную войну, последствиями которой и объясняются испытываемые им душевные страдания… Самое большое проявление злобы этих коварных мучителей Руссо видит в том, что они осыпают его похвалами и благодеяниями. По его мнению, «им удалось подкупить даже продавцов зелени, чтобы они отдавали ему свой товар дешевле и лучшего качества, — наверное, враги сделали это с целью показать его низость и свою доброту» — описывали его состояние друзья.

Иногда он сбегал, бросив все вещи, для того чтобы скрыться от преследователей. А так же считал, что его считают отравителем. «Если я читаю газету, то говорят, что я замышляю заговор, если понюхаю розу, подозревают, что я занимаюсь исследованием ядов с целью отравить моих преследователей…». Однажды, в замке, в котором гостил Руссо, умер слуга и Жан-Жак потребовал его вскрытия, так как полагал, что в нем все видят отравителя.

Винсент Ван Гог

Ван Гог предположительно страдал от приступообразной шизофрении. Во время приступов он творил сутки напролет, и многие полагают, что все шедевры он создавал как раз во время приступов. С бритвой он набрасывался на Гогена, а потом той же бритвой он отрезал себе ухо, чтобы послать его бывшей возлюбленной.

В последние годы жизни приступы случались с ним все чаще, и он оказался в больнице в Арле, откуда его перевели в клинику для душевнобольных в Сан-Реми, а оттуда в Овер-сюр-Уаз. Врачи констатировали «острую манию со зрительными и слуховыми галлюцинациями». В больнице он непрерывно работал, пока не совершил самоубийство, выстрелив себе в живот. Предположительно, до самоубийства его довел непрекращающийся звон в ушах.

Фридрих Ницше

Фридрих Ницше был болен ядерной мозаичной шизофренией. Это редкое расстройство, симптомы которого: мания величия, помутнение рассудка, сильные головные боли. Странности в его поведении начали замечать еще в детстве – к примеру, он не побежал от дождя, как все дети, потому «в школьных правилах записано, что мальчики, покидая школу, должны спокойно, как подобает воспитанным детям, разойтись по домам». Так же он признавался, что имел сексуальную связь с собственной сестрой Элизабет, но «она отказалась выйти за него замуж». Чтобы отвадить одну из молодых поклонниц, он подарил ей жабу, завернутую в окровавленный платок. Проститутки заразили его сифилисом, а любовь к Лу Андреас-Саломе, юной девушке, вступившей в кружок по изучению философских идей Ницше, так и осталась неразделенной.

В последние 20 лет жизни Ницше все время страдал психическими расстройствами – он считал свою квартиру храмом, обнимался с лошадью на улице. Дома о нем заботилась мать, а последние 11 лет он провел в клиниках. Оттуда он рассылал записки с текстом: «Через два месяца я стану первым человеком на земле». В медицинской карте Ницше, отмечено, что он пил из сапога свою мочу, испускал нечленораздельные крики, принимал больничного сторожа за Бисмарка, пытался забаррикадировать дверь осколками разбитого стакана, спал на полу у постели, голым прыгал по-козлиному, считая себя Дионисом, гримасничал и выпячивал левое плечо.

Николай Гоголь

Исследователи полагают, что Гоголь страдал шизофренией вперемешку с периодическими приступами психоза. Гоголя посещали звуковые и зрительные галлюцинации, периоды апатии и крайней заторможенности (вплоть до отсутствия реакции на внешние раздражители) сменялись приступами крайней активности и возбуждения, а так же клаустрофобии. В последний год жизни писатель жаловался на страх смерти, отказался от еды, жалуясь на недомогания и слабость. Он считал, что он смертельно болен и что органы в его теле смещены и расположены «верх дном».

Врачи не находили у него ничего, кроме легкого кишечного расстройства. Ему ставили пиявки в ноздри, обертывали холодными простынями и окунали голову в ледяную воду. Сам писатель погрузился в постоянные молитвы и сжег все рукописи, объяснив это затем происками нечистой силы. Через 10 дней он умер, по всей видимости, доведя себя до полного физического и психического истощения.

Александр Скрябин

Александр Николаевич был человеком мнительным и крайне религиозным, с резкими сменами настроения. Он считал себя мессией в музыке и «общался с богом напрямую». Именно он создал цветомузыку. По мнению исследователей, он страдал раздвоение личности и параноидальной шизофренией. 

Михаил Булгаков

Относительно того, был ли Булгаков шизофреником или это дезинформация, распространенная НКВД, до сих пор нет единой версии. Впрочем, он достоверно был наркоманом. Морфий ему прописали в военном госпитале, где он работал во время Первой мировой войны. Прописали в связи с поставленным диагнозом «гипертонический нефросклероз», развившимся в результате перенесенной дифтерии. По свидетельству близких, иногда он вскакивал с постели и гонялся за призраками.

Филип К. Дик

Именно легкой форме шизофрении приписывается своеобразие романов Филипа К. Дика: «Мечтают ли андроиды об электроовцах» (по книге сняли фильм «Бегущий по лезвию бритвы»), и «Воспоминания оптом и в розницу», (экранизирован как «Вспомнить все»). В романе «Сдвиг времени по-марсиански», включенном критиками в сотню лучших научно-фанастических книг, двое из десятка главных действующих лиц больны шизофренией, а один из них, благодаря своему заболеванию, может видеть будущее и управлять временем, перемещаясь в прошлое. Именно в период написания этого романа писатель испытывал симптомы заболевания и таким образом поделился с читателями собственными ощущениями.

Джон Нэш

Джон Форбс Нэш-младший – один из самых известных гениальных шизофреников нашего времени благодаря фильму «Игры разума». Этот известный американский математик, который работал в области теории игр, а также дифференциальной геометрии, ставший лауреатом Нобелевской премии по экономике 1994 года, страдал от галлюцинаций и бреда. Первые симптомы шизофрении у Нэша, начались к 30-м годам прошлого века. Он считался восходящей звездой математики, но был отправлен на принудительное лечение. Из клиники он выбрался менее чем через два месяца благодаря усилиям адвоката, и после этого искал политического убежища. Власти США были против его эмиграции и сумели заставить его остаться. К этому моменту болезнь была крайне запущена – он говорил о себе в третьем лице, а также вслух размышлял о нумерологии и политике.

Однако Нэш научился «не обращать внимания» на свою болезнь, и творить, игнорируя галлюцинации. Сын Нэша унаследовал его болезнь. 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о