Кампрад, Ингвар Феодор — Википедия

Феодор И́нгвар Кампрад (швед. Feodor Ingvar Kamprad; 30 марта 1926 — 27 января 2018[10]) — шведский предприниматель, основатель компании IKEA — сети магазинов, торгующих товарами для дома. Был одним из богатейших людей мира.

Ингвар начал заниматься бизнесом ещё в детском возрасте, продавая соседям спички. Он обнаружил, что может дёшево брать их большими партиями в Стокгольме, а затем продавать их в розницу по низкой цене и иметь при этом хорошую прибыль. Впоследствии он занимался продажей рыбы, рождественских украшений, семян, шариковых ручек и карандашей.

Ингвар основал предприятие, впоследствии ставшее IKEA, когда ему было 17 лет, на деньги, полученные в подарок от отца. Акроним «IKEA» был составлен из его собственных инициалов (IK), названия семейной фермы Elmtaryd (E) и названия ближайшей деревни Agunnaryd (A). Идея о мебели, упакованной в плоские коробки, пришла к нему в 1950-е годы — когда он увидел, как его сотрудник открутил ножки у стола, чтобы тот поместился в машину покупателя. Ингвар признавал, что страдает дислексией и это наложило отпечаток на его бизнес. Например, звучащие на шведский манер названия товаров, продаваемых в ИКЕА, появились из-за того, что у него были трудности с запоминанием числовых артикулов.

В 1994 году были опубликованы личные письма шведского фашистского активиста Пера Энгдаля, из которых стало известно, что Кампрад с 1942 года был участником его националистической группы «Новошведское движение». По меньшей мере до сентября 1945 года он активно собирал деньги для группы и привлекал новых участников. Время ухода Кампрада из группы неизвестно, но до начала 1950-х годов они с Пером Энгдалем оставались друзьями. Кроме того, согласно данным Государственной службы безопасности, он являлся членом нацистской партии Шведское социалистическое собрание[11][12].

Ингвар Кампрад пообещал выделить почти €100 млн на благотворительность после того, как СМИ написали, что в 17 лет он был зарегистрированным членом шведской нацистской партии и привлекал в ряды партии новых членов

[13]. Кампрад посвятил две главы книги «Есть идея!: История ИКЕА» своему пребыванию в этой организации (название которой — «Nysvenska Rörelsen») и, в 1994 году, в письме к сотрудникам компании, назвал свою связь с ней «величайшей ошибкой своей жизни». Однако в августе 2010 года в интервью журналистке и писательнице Элисабет Осбринк он заявил, что «Пер Энгдаль был великим человеком, и я буду придерживаться этого мнения до тех пор, пока я жив»[14].

С 1973 года Кампрад проживал в Швейцарии[15] в городе Эпаленж[источник не указан 1398 дней]. По состоянию на 2009 год являлся самым богатым жителем Швейцарии[16].

С 2014 года вновь жил в Швеции[15]. Уезжал он в знак протеста против высоких налогов, а вернулся после смерти своей супруги, чтобы быть ближе к семье

[15].

Отличался бережливостью. В одном из своих интервью он рассказал, что машине, которую он водит, исполнилось уже 15 лет, что он всегда летает экономклассом и что от своих подчинённых требует использовать обе стороны листа бумаги. Вся мебель в его доме — из магазина ИКЕА, за исключением «старого кресла и прекрасных напольных часов». Он рассказывал, что 32 года пользуется одним и тем же креслом: «Я пользуюсь им 32 года. Жена считает, что мне нужно новое — потому что материал загрязнился… Но в остальном — оно не хуже нового».

Скончался 27 января 2018 года в своём доме в Смоланде[10].

На 2010 год состояние основателя сети IKEA оценивалось в 23 млрд долларов, что обеспечило ему 11-е место в списке Forbes[17]. Однако в 2011 году тот же Forbes оценил состояние Кампрада и его семьи всего в 6 млрд долларов, назвав его «главным неудачником 2011 года»

[18].

По результатам 2012 года агентство Блумберг поставило Кампрада на 5 место среди богатейших людей планеты, оценив его состояние в 42,9 млрд долларов[19]. В то же время Forbes продолжает оценивать состояние Ингвара Кампрада более скромно: в 3 млрд долларов, и ставит его всего лишь на 377 место в списке миллиардеров[20].

Кампрад до самой смерти был председателем зарегистрированного в Нидерландах благотворительного фонда Stichting INGKA Foundation (назван в честь Кампрада). Этот фонд — владелец INGKA Holding, родительской компании всех магазинов IKEA.

Благотворительный фонд, по данным журнала The Economist от мая 2006 года, считается богатейшей в мире благотворительной организацией, её активы достигают 36 миллиардов долларов[21].

  • В 1950 году Кампрад женился на Керстин Вадлинг, брак был расторгнут в 1960 году.
    • Дети: приёмная дочь Анника.
  • С 1963 года до 2018 — в браке с Маргаретой Стеннерт.
    • Дети: сыновья Петер, Юнас и Матиас[22].
  • 1983 год — Кампраду присвоено звание почётного доктора в Лундском университете.
  • 1984 год — Ингвар Кампрад получил премию Международной торговой палаты.
  • 1989 год — Кампрад назван «Шведом года».
  • 1992 год — Ингвар Кампрад получает престижную премию Ассоциации технических наук[22].
  • 2011 год — Орден Дружбы (Россия, 2 января 2011 года) — за большой вклад в развитие российско-шведского торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества[23]
  • Ингвар Кампрад, Бертил Торекуль. Есть идея!: История ИКЕА = Leading by Design The IKEA story. — М. : Альпина Паблишер, 2013. — 293 с. — ISBN 978-5-9614-2276-4.
  • Юхан Стенебу. Вся правда об ИКЕА. М.: Рипол Классик, 2014. 320 с. ISBN 978-5-386-07776-1
  • Леннарт Дальгрен. Вопреки абсурду, или как я покорял Россию, а она – меня. Воспоминания бывшего генерального директора IKEA в России. М.: Юнайтед Пресс, 2010. 229 с. ISBN 978-5-904522-42-1

8 уроков от основателя IKEA – Ингвара Кампрада

Прежде чем сесть за стол со сложнопроизносимым названием и начать писать эту статью, произошло немало событий, связанных с детищем Ингвара Кампрада. По пути в ванную комнату мизинец задел комод «Оппланд». Корчась от боли, вдобавок зацепив плечом стеллаж «Каллакс», побрел в ванную, достал щетку из держателя «Стугвик». На кухне поставил кружку с кофе на пробковую подставку с непроизносимым названием и понял, что весь мир – это Ikea, а люди в нем – потребители, жадно хватающие доступную мебель и безделушки.

Ikea породила закон, согласно которому, приходя за пледом, ты обязательно уйдешь с тележкой, груженной ароматическими свечами, дешевой посудой и прочим хламом, который по большому счету тебе не нужен. Самой нелепой покупкой, если вспомнить, можно назвать железного оленя из отдела уцененных товаров. Тяжелый железный болван может сгодиться разве что для убийства непрошеных гостей, а теперь стоит и задает тон рабочему месту.

И все это благодаря человеку, чье имя уже было упомянуто. Ингвар Кампрад создал не просто компанию, производящую мебель, а настоящий катализатор семейного уюта. Хотя, как ни старайся, у тебя не получится расставить мебель так же красиво, как в торговых павильонах. Комнаты в наших квартирах не настолько квадратные.

Жизнь самого Кампрада – это настоящий повод для зависти. Он прожил долго – 91 год. Почти до последнего дня был, что называется, при деле, создал империю, которой нет равных, а такие моменты биографии, как тусовки с профашистами, не испортили безупречную биографию. Рассказчик из «Бойцовского клуба» заставлял свою квартиру посудой и мебелью из IKEA, твоя девушка мечтает скупить все, что там есть. А каким был сам Кампрад и каковы его жизненные принципы? Об этом и поговорим.

1. Каждая копейка имеет смысл

Предпринимательская жилка заиграла в шведе рано. В семь лет он ездил с отцом в Стокгольм, покупал там по оптовой цене спички, а потом разъезжал на велосипеде по окрестным хуторам самого отсталого региона в Швеции, продавая их гораздо дороже. Всю прибыль он реинвестировал в закупку новой продукции. К подростковому возрасту ассортимент его «разъездной лавки» заметно вырос: он продавал еще и рыбу, елочные украшения, семена, канцелярские товары.

Он всегда говорил, что в IKEA считают смертным грехом тратить ресурсы попусту, но главный свой урок усвоил благодаря часовщику Гуннару Янссону. Он предложил юному Ингвару партию часов по 55 крон (в ту пору Кампрад продавал часы разным часовщикам в Стокгольме). В те времена 55 крон стоили почти 7 долларов. Таких денег у него не было, но часовщик согласился продать за 52 кроны. Юноша с радостью согласился, хотя и понимал, что прибыль будет небольшой. На что господин Янссон сказал ему слова, которые, по признанию Кампрада, он исповедует даже в условиях свободного рынка:

Молодой человек, вам никогда не стать бизнесменом. Сначала вы сказали, что можете купить часы по 50 крон, когда я предложил их вам по 55. А когда я предложил вам их по 52 кроны, вы с радостью согласились, не попытавшись сторговать их за 51 крону и 50 эре. Вам следует запомнить одну вещь: в бизнесе даже десять эре имеют значение.

2. Нет ничего невозможного, даже если ты создал фирму в глухомани

Слово «невозможно» должно быть удалено из нашего словаря.

Многие считают, что IKEA перешла на разные ширпотребные безделушки вроде часов и посуды на волне успеха от продажи мебели. На самом деле все наоборот, IKEA начиналась с продажи рыбы, семян и входивших в моду авторучек. На дворе был 1943-й год, Кампраду было 17 лет, и он был единственным работником новой компании. Понимая, что бесконечно разъезжать на велосипеде не получится, он стал осваивать новый способ распространения продукции – через почту. Юноша понял, что с помощью рекламы в газетах можно продавать и мебель, произведенную на небольших предприятиях. Поскольку предприимчивый швед не мог запомнить цифровые артикулы, он стал придумывать мебели названия. С тех пор весь мир ломает язык, пытаясь выговорить непроизносимые шведские слова.

3. Главное – воплощать идеи в жизнь

Первым предметом мебели, которым торговал открывшийся в Эльмхульте магазин, были незамысловатые кухонные столы. Их делал дядя предпринимателя Эрнст. Ингвар мечтал сделать мебель доступной для всех желающих, но на него смотрели как на идиота. Дело в том, что в середине ХХ века мебель была такой же роскошью, как и веками ранее. В домах стояли прапрабабкины кровати, сундуки, столы. И это в Швеции, которая не пострадала от Второй мировой, потому как осталась нейтральной. «Ты разоришься, если будешь продавать мебель дешевле», – говорил ему отец. Но у юного предпринимателя были мысли, как удешевить процесс.

Труд столяров ценился очень высоко, но Кампрад подумал, что покупатель и сам может быть столяром. Так была придумана сборная мебель. По легенде, Кампрад увидел, как его сотрудник откручивает ножку у стула, чтобы тот поместился в машину. Так это или нет, но продажа досок и шурупов с инструкцией заметно удешевила процесс.

Вторым способом снизить стоимость стала знаменитая плоская упаковка. В это трудно поверить, но Кампрад был первым, кто до этого додумался. Наверное, потому что ни черта не понимал в дизайне.

Сильнее всего на цене сказалась страна-производитель. Кампрад первым додумался закупать товары в социалистической Польше и открывать производственные площадки в развивающихся странах.

Все это привело к тому, что отчаявшиеся мебельные фабрики Швеции объявили IKEA бойкот. Но все это было не более чем собачий лай на слона.

Другое ноу-хау Кампрада — бесплатные красочные каталоги IKEA, которые можно смело назвать одними из самых популярных изданий в мире. Суммарный тираж одного номера составляет более 200 миллионов, что не сильно отстает от тиражей Корана и Библии.

Что говорить про торговые павильоны, на которые приятно смотреть? Именно поэтому в «Икею» интересно приезжать просто так, чтобы набрать полные карманы бесплатных карандашей.

4. Будь проще, чтобы никого не раздражать

Простота и здравый смысл характеризуют планирование и стратегическое направление.

Экономия – это главный девиз компании. Именно в мебели Ikea так много прямых линий, а вся их продукция ориентированна на практичность. Мебель без рюшечек и резных узоров дешевле, да и собирать ее проще. Стильным этот дизайн стал только со временем, когда поменялась мода, а бюджет компании резко пополз вверх.

Кампрад говорил: «Наш образ мышления — быть простыми и прямыми». Иногда чересчур простыми. В IKEA на всем экономят, и это одна из необходимых частей корпоративной культуры. Потому что Кампрад сам по себе был диким скрягой, который летал только экономклассом, останавливался в дешевых отелях, питался дрянью из супермаркетов, а передвигался на старой Volvo. Хотя, Volvo и через 15 лет остается Volvo. В отличие от шкафов Ikea. При этом Кампрад основал благотворительный фонд Stichting INGKA Foundation, который является одной из богатейших в мире благотворительных организаций.

5. Ориентируйся на ситуацию, а не старайся поменять ее под себя

Наша идея — служить всем, в том числе людям с небольшими деньгами.

IKEA – это не та компания, которая пытается завоевать рынок качеством. Нет, они подходят к каждому рынку строго индивидуально. Например, в Китае предлагают мебель меньших размеров, поскольку метраж квартир в КНР в среднем меньше, а потолки ниже, чем в Европе. Свои магазины строят не возле шоссе, а поближе к вокзалам, поскольку у простого китайца нет денег на машину. Зато есть общественный транспорт и велосипед.

6. Работай без отдыха

Самый опасный яд — это чувство достижения. Антидот — каждый вечер думать, что лучшее можно сделать завтра.

Он работал с утра до вечера и в молодые, и в зрелые годы. Даже отойдя от дел, не бросил бразды правления и продолжал делегировать полномочия, держа империю под контролем. Только так можно чего-то добиться – не позволяя себе слишком много отдыхать.

Время – ваш главный ресурс. На самом деле за 10 минут можно очень многое сделать. Потерянные десять минут уже никогда не вернуть.

7. Создай условия, в которых всем будет хорошо

Семья – это фирма, а фирма – это семья.

Говорят, что Кампрад был совершенно простым человеком в общении. Для него было обычным делом неожиданно появиться среди сотрудников, переброситься парой фраз или устроить лекцию. Причем он действительно интересно рассказывал, это было отнюдь не брюзжание пожилого человека. Кампрад считал, что нужно давать персоналу больше самостоятельности, создать теплую семейную атмосферу. Тогда работники согласятся на аскетичную корпоративную этику и начнут эффективнее работать.

Сыновей, которые нынче руководят компанией, Кампрад пристроил на самые низкие должности в компании. Не сказать, что они были в восторге, но в итоге худо-бедно доросли до руководящих должностей и… тут же начали судиться с жадным папашей. Дело в том, что тот не отдавал им свои деньги. Несколько лет сыновья боролись в суде с отцом, который не желал отдавать им свои миллиарды. Завершились тяжбы «полюбовным» соглашением, по которому патриарх согласился отойти от дел. Доли наследства, которые перейдут его сыновьям после его смерти, официально пока не раскрывались.

8. Не бойся совершать ошибки

Только во время сна никто не допускает ошибок. Ошибки — это привилегия активных — тех, кто может исправить свои ошибки и сделать из них правильные выводы.

Кампрад любил рассказывать, как много ошибок совершил за свою жизнь. В это с трудом верится, может быть, он лукавил, но других убеждал в том, что не нужно бояться ошибиться. Как гласит одна из его самых популярных фраз:

Заканчивайте каждый день, покончив с ним. Вы сделали все, что могли. Некоторые ошибки и абсурды, несомненно, подкрались. Забудьте их, как только сможете. Завтра наступит новый день.

Биография основателя IKEA Ингвара Кампрада — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 27 января 2018 года на 92-м году жизни скончался шведский предприниматель, основатель компании IKEA Ингвар Кампрад.

Происхождение

Феодор Ингвар Кампрад (Feodor Ingvar Kamprad) родился 30 марта 1926 года на семейной ферме Эльмтарюд (Elmtaryd) в провинции Смоланд на юге Швеции. Детство провел в соседней с фермой деревне Агуннарюд (Agunnaryd). Семья имеет немецкие корни.

Уже в раннем детстве Ингвар Кампрад начал помогать родителям: с пятилетнего возраста он продавал спички, новогодние украшения, канцелярские товары и т. д.

IKEA

В 1943 году, когда Кампраду исполнилось 17 лет, он основал собственную компанию, которую назвал IKEA. Акроним IKEA состоит из его инициалов, и также из первых букв названий фермы Эльмтарюд и деревни Агуннарюд. Изначально фирма специализировалась на продаже кухонных столов и стульев. Спустя несколько лет Кампрад добавил в ассортимент IKEA и другие предметы мебели. Для закрепления на рынке и увеличения числа покупателей, в том числе из семей с небольшими доходами, Кампрад большое внимание уделял оптимизации производства и сокращению цен на товары.

С этой целью в начале 1960-х годов IKEA перенесла часть производства в Польшу. Компания также работала над снижением транспортных издержек. Была начата продажа мебели в разобранном состоянии, чтобы ее было удобнее и дешевле перевозить в плоской упаковке. Еще одним нововведением Кампрада было предоставление клиентам возможности сэкономить на доставке и самостоятельно забрать купленный товар со склада магазина. Принцип сборной мебели, когда покупатель сам мог при помощи инструкции соединить элементы, стал одним из ноу-хау шведской компании и позволил сократить производственные затраты.

Первый магазин за рубежом IKEA открыла в Норвегии в 1963 году. В настоящее время группа компаний IKEA (зарегистрирована в Нидерландах в начале 1980-х годов) владеет крупнейшей в мире сетью гипермаркетов по продаже мебели и товаров для дома (412 магазинов в 49 странах).

В 2016 году объем продаж IKEA превысил €35 млрд, прибыль — €4,5 млрд. В России в настоящее время действуют 14 магазинов IKEA (первый был открыт в подмосковных Химках в 2000 году).

C 1976 года на протяжении 40 лет Кампрад жил в Швейцарии, входил в состав наблюдательных советов фондов, управляющих компаниями группы IKEA. В 2013 году покинул все официальные посты.

С 2005 по 2010 год Кампрад входил в десятку богатейших людей мира по версии Forbes. По данным Bloomberg на январь 2018 года, его состояние оценивалось в $58,7 млрд. При этом Кампрад вел скромный образ жизни: известно, в частности, что он летал в эконом-классе и долгие годы ездил на автомобиле Volvo 240 1993 года выпуска.

В 1994 году Кампрад оказался в центре скандала после публикации личных писем шведского фашистского активиста Пера Энгдаля. В них содержались сведения о том, что в 1942 году Кампрад присоединился к ультраправому «Новошведскому движению» (его участники придерживались радикальных националистических и профашистских взглядов). Впоследствии основатель IKEA назвал свои связи с этой организацией «величайшей ошибкой в жизни».

Семья

Был дважды женат. В 1950-1960 годах состоял в браке с Керстин Вадлинг, у них была приемная дочь Анника. Со второй женой Маргаретой Стеннерт (в браке в 1963-2011 годах) имел трех сыновей: Петера, Юнаса и Матиаса (занимают руководящие должности в различных структурах IKEA).

Биография Ингвара Кампрада — РИА Новости, 28.01.2018

В 1948 году Кампрад добавил в ассортимент IKEA мебель, которая производилась местными предприятиями, расположенными недалеко от его дома.

В 1951 году вышел первый каталог IKEA. Через несколько лет, в 1953 году, в местечке Эльмхульт открылся первый выставочный зал по продаже мебели IKEA. Низкие цены в IKEA разозлили конкурентов, и они вынудили шведских поставщиков бойкотировать компанию. Тогда Кампрад принял решение о разработке собственного товара и заключил контракты с иностранными поставщиками. В итоге предпринимателю пришлось сделать необычный в то время для шведского бизнеса шаг: он стал приобретать часть компонентов, необходимых для сборки мебели, «по дешевке» у польских поставщиков. Так основатель IKEA заложил будущую стратегию фирмы — размещать заказы на товар в тех странах, где это стоит дешевле.

В 1956 году IKEA представила еще одно новшество: плоскую упаковку для перевозки товаров. Такая идея пришла основателю компании, когда он увидел, как один из сотрудников IKEA отвинтил ножки у стола, чтобы тот поместился в машину и не сломался во время перевозки. Это открытие легло в основу принципа самостоятельной сборки мебели покупателем, что вскоре стало частью концепции IKEA.

В 1963 году компания начала выход на международные рынки, открыв в магазин в норвежском Осло. В 1975 году IKEA открыла первый магазин на другом континенте — в Сиднее в Австралии.

С 1976 года Ингвар Кампрад жил в Швейцарии по причине жесткой налоговой политики в Швеции. В 1986 году он покинул руководящий пост и стал консультантом компании-учредителя предприятия INGKA Holding B.V.

В 2000 году IKEA пришла в Россию, открыв первый магазин в Москве.

В 2013 году бизнесмен ушел со всех руководящих должностей в компании, оставшись старшим советником в IKEA Group.

В 2011 году, после смерти своей супруги, Кампрад решил вернуться на родину, в марте 2014 года он претворил это желание в жизнь.

В 2017 году компания работала в 47 странах мира, ее сотрудниками являлись более ста тысяч человек. Головной офис компании находится в Делфте (Нидерланды).

Кампрад не раз возглавлял список богатейших людей Швеции. В 2017 году шведский деловой журнал Veckans Affärer оценил состояние Кампрада в 620 миллиардов крон (около 62 миллиардов евро).

Основатель IKEA был награжден российским Орденом Дружбы за большой вклад в развитие российско-шведских торгово-экономических и инвестиционных связей.

Ингвар Кампрад был женат дважды. От первого брака у предпринимателя осталась приемная дочь. Во втором браке Кампрад был женат на учительнице Маргарете Стеннерт, с которой жил с 1963 года. У пары родились трое сыновей.

27 января 2018 года Ингвар Кампрад скончался в своем доме в Смоланде.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников.

Скромный миллиардер. Как Ингвар Кампрад создал IKEA и отказался от нее | Миллиардеры

А в какой-то момент пришло озарение. Один из сотрудников IKEA открутил ножки у стола, который необходимо было упаковать и отправить клиенту. Так была «изобретена» знаменитая сборная мебель, которая не занимает много места при перевозке и позволяет экономить на доставке и упаковочных материалах. Не менее революционной оказалась идея предложить покупателям самостоятельно собирать мебель. Во-первых, для IKEA стоимость сборки тем самым сокращалась до нуля. Более того, сам того не подозревая, Ингвар открыл важную психологическую особенность людей, которую ученые позже назовут «эффектом IKEA».

Чем больше усилий требуется от потребителя для получения определенного товара или услуги, тем более ценными они кажутся.

Этот эффект успешно используется в коммерции: это и очередь, которую нужно отстоять, чтобы купить и без того дорогую сумку Hermes, и необходимость получить рекомендации от двух участников закрытых лондонских клубов, чтобы войти в их число, и наборы Lego, которые нужно собрать, и, конечно же, мебель от IKEA.

Кампрад экономил не только на сборке мебели. Предприниматель проповедовал крайне скромный образ жизни, того же требовал от подчиненных. В своих мемуарах и интервью он утверждал, что всегда старался летать эконом-классом, долгие годы ездил на недорогой модели Volvo, останавливался в бюджетных отелях и покупал еду у фермеров перед закрытием рынков — так он мог выторговать скидку. Экономил Кампрад и на налогах: несколько десятилетий он прожил в Швейцарии, за что подвергался критике на родине. Спустя годы New York Times обнаружила интересные подробности этой «скромности»: по дорогам Швейцарии Кампрад разъезжал на Porsche, а дом, в котором он жил, был роскошной виллой на берегу Женевского озера.

Как бы то ни было, бережливость прочно вошла в ДНК IKEA, в которой даже топ-менеджеры исписывали листы бумаги с обеих сторон. Подтверждение тому можно найти в ее финансовых отчетах (компания не публична, но публикует основные показатели). В 2018 ее выручка (учитываются продажи товаров и услуг, а также рентный доход) составила €38,8 млрд. Денежные средства, накопленные на счетах к концу 2017 года — в том числе за счет системной экономии — составляли €23 млрд или 43% от активов, при том, что товары в производстве и на складах — всего лишь 4%. Это невероятно маленький показатель для ретейлера, у которого 422 магазина в 50 странах мира. С точки зрения долговой нагрузки компания находится в крайне комфортном положении: подушка безопасности в виде наличных превышает все долги компании в десять раз.

Наследие Кампрада

Если на что-то Кампрад никогда не скупился, так это на услуги юристов — в этом он сам признавался в интервью Forbes. Юристы понадобились Кампраду, чтобы создать сложную систему владения и управления IKEA, состоящую из трастов и фондов. Еще в 1980-х он фактически разделил бизнес-империю на две составляющие: IKEA Group и Inter IKEA. Первая управляет большинством магазинов и торговых центров IKEA, работая при этом по франшизе. Франчазером бренда выступает Inter IKEA — собственник торговой марки и концепции IKEA, получающий лицензионные платежи от всех франчайзи. В случае IKEA Group, как писали в 2000-х СМИ, речь идет о 3% от оборота. Конечный собственник IKEA Group — траст Ingka Stichting Foundation, зарегистрированный в Нидерландах, а Inter IKEA — Interogo Foundation из Лихтенштейна.

Зачем понадобилась такая сложная структура? Журнал The Economist в 2006 году писал, что с помощью трастов и благотворительных фондов Кампрад попросту минимизирует налоговую нагрузку. Антиглобалистская организация Attac (создана для исследования размеров налогов, уплачиваемых транснациональными корпорациями) подсчитала, что налоговые выплаты IKEA Group в 2012 году составили €695 млн, что соответствует общей налоговой ставке в 17,8%. Inter IKEA заплатила €58 млн налогов, что соответствует 11,6%. В обоих случаях речь идет о крайне низких для большинства мировых экономик уровнях налоговой нагрузки. А шведский телеканал SVT в 2011 году заявлял, что один только траст Interogo позволит IKEA к 2031 году сэкономить на налогах от €2,3-3,2 млрд. Сам Кампрад утверждал, что его основная цель была куда благороднее: защитить IKEA от поглощения или возможных семейных конфликтов.

Трасты Ingka и Interogo принадлежат сами себе, но семья Кампрад сохраняет места в органах управления (сам Ингвар отошел от оперативного управления IKEA только в 1998 году, из советов директоров вышел вовсе в 2013-ом). Формально оба траста — благотворительные. Но большая часть их средств реинвестируется в бизнес IKEA — в этом и заключался один из элементов налоговой экономии, писал The Economist. Впрочем, филантропией IKEA тоже занимается, правда, в более скромных масштабах. Например, Ingka Stichting ежегодно вкладывает около €150 млн в партнерские программы. В 2017 году один из крупнейших грантов на €40 млн получила коалиция We Mean Bussines, поддерживающая инициативы в сфере «зеленой» энергетики. Interogo занимается прямыми и венчурными инвестициями (через структуру Nalca, которая поддерживает компании Северного региона) и вкладывает средства в недвижимость и финансовые активы.

«Я отдал IKEA. Мы сохранили контроль в компании, но теперь у нас нет денег», — приводит слова Кампрада, якобы сказанные его сыновьям еще в 1980-х, один из биографов бизнесмена.

Это не совсем так. После реструктуризации IKEA семья Кампрада сохранила в собственности холдинг Ikano Group, зарегистрированный в налоговой гавани Кюрасао, входящей в состав Нидерландских Антильских островов. Ikano Group занимается банковским и страховым бизнесом, девелопментом, а также развивает IKEA в Юго-Восточной Азии и Мексике. Холдинг принадлежит сыновьям Кампрада: Йонасу, Матиасу и Петеру. Forbes оценивает их совокупное состояние в $3,3 млрд. Это существенно меньше цифры в $28 млрд, в которую Forbes оценивал состояние Кампрада до того, как в 2011 году его юристы с документами на руках не доказали, что основной бизнес IKEA безвозвратно передан в трасты. И совершенно несравнимы эти цифры с тем состоянием, которое оставил после смерти экономный Кампрад. Как сообщили шведские налоговые органы, оно составляет 1,24 млрд шведских крон (примерно $140 млн). Половину этой сумы поровну разделят между собой три сына основателя IKEA и их приемная сестра Анника Кильблом. Вторая половина будет фактически подарена Швеции и направлена на поддержку предприятий Норрланда — северного региона страны.

10 уроков Ингвара Кампрада: как завоевать мозг, сердце и детей покупателя | Бизнес

Мне же хочется вспомнить, как этот шведский предприниматель, не получивший никакого формального образования, стал одним из отцов использования в торговле поведенческой психологии и как добился того, что инструменты, применяемые магазинами IKEA, приводятся во всех руководствах по рекомендательному маркетингу. Ингвар Кампрад оставил детям компанию и состояние, а предпринимателям всего мира — несколько очень полезных уроков.

Урок 1. Заставить потребителей принять участие в создании своей продукции.

Как известно, вся мебель IKEA, за редким исключением, требует сборки. Компания объясняет это тем, что так экономит на издержках, снижая цену для потребителей, и это очень правильно: продавая товар дешевле среднерыночной цены, нужно представлять покупателям объяснения, иначе у них в голове выстраивается связка «дешево-некачественно». Но есть и еще один важный момент: если человек делает вещь своими руками (даже собирает мебель из магазина), она автоматически начинает ему нравиться больше.

Когда отец семейства собирает шкаф вместе с детьми, это превращается в важное семейное событие и растит для компании новых покупателей, которые придут в магазины годы спустя. Люди обсуждают сбор мебели с друзьями, в социальных сетях, радуются, злятся, когда что-то не выходит (все это — эмоциональное вовлечение) и генерируют для сети бесконечное количество контента, связанного с маркой. Только по запросу ikea unboxing в Youtube можно найти больше 1,2 млн видеороликов.

Урок 2. Пусть обсуждают все, даже названия товаров.

Официальная история IKEA утверждает, что Ингвар Кампрад решил давать столам и шкафам имена собственные, потому что, страдая дислексией, испытывал проблемы с числовыми артикулами товарных позиций. Даже если это и так, ничто не мешало компании, став глобальной, перевести названия на английский или выпускать на каждом рынке каталог с названиями на местном языке. Однако IKEA всегда дает продукции названия по шведским топонимам, личным именам, грамматическим терминам и названиям растений, понятным лишь 20 млн скандинавов, притом что магазины компании в год посещают более 700 млн человек и для большинства из них «Коробка для хранения Раггисар» и «Стеллаж Драгет» звучат непонятно, пугающе и экзотично. Эти названия не только создают поводы для разговоров, но и генерируют бесчисленное количество шуток и карикатур о том, например, что названия в секретных лабораториях IKEA сочиняют специально содержащиеся там монстры.

Урок 3. Вовремя оседлать перемены в общественных настроениях.

Кампрад руководил компанией многие десятилетия и даже в преклонном возрасте не стал консерватором. Компания под его руководством всегда умело использовала тенденции, которые становились в массовом сознании модными. Стоило человечеству помешаться на экологии, и IKEA начала акцентировать наличие в своей продукции натуральных компонентов, использование экологичной упаковки, организовала в магазинах пункты для сдачи использованных батареек, а на Рождество и Новый год стала выдавать елки в горшках напрокат. А когда в 1990-х на планете началась массовая борьба за права сексуальных меньшинств, компания выпустила первую в мире телевизионную рекламу с участием гей-пары.

Урок 4. Делать промоакции, направленные на максимальный «сарафанный» эффект.

Зачем вообще тратиться на промоакцию, если люди, которые примут в ней участие, не расскажут знакомым? IKEA, если и проводит зрелищные акции, то оформляет их так, чтобы зрителей и участников прямо-таки тянуло поделиться впечатлениями с друзьями. Открывая в 2014 году новый магазин во французском Клермон-Ферране, компания установила в нем 10-метровую скалолазную стенку, на которой, как на полу, были расставлены стеллажи, кресла и журнальные столики и предложила карабкаться по ним всем желающим. Разговоры были обеспечены, восторг прессы тоже.

Урок 5. Играть на тайных человеческих фантазиях.

Для многих это прозвучит удивительно, но тысячи человек мечтают провести ночь в магазине IKEA. Многие делают такие попытки, а потом делятся результатами эксперимента в социальных сетях. Если люди хотят этого, надо этим воспользоваться, решила компания и периодически проводит в разных странах акции «ночь в IKEA». В России такая акция прошла в 2014 году, и компания постаралась получить от нее максимальный «сарафанный» эффект: претендентам на ночевку в IKEA предложили рассказать на ее сайте о самом необычном в жизни месте, в котором им когда-либо пришлось ночевать, а еще отправить приглашение переночевать в магазине вместе кому-нибудь из своих знакомых. Дополнительное «сарафанное радио» обеспечило то, что выбирать, кому из претендентов удастся провести ночь в IKEA, доверили пользователям социальных сетей. Победителям предоставили ночлег, завтрак и право посмотреть на то, как огромный магазин закрывается вечером и открывается утром.

Урок 6. Стать компанией, от которой покупатели постоянно ждут повода для разговоров.

Рекомендательный маркетинг только тогда по-настоящему становится инструментом продаж компании, когда ее потребители постоянно ждут интересных новостей и повода для разговоров. В этом IKEA преуспела: она постоянно генерирует столько информационных поводов – и новыми коллекциями, и своей рекламой, и готовностью при необходимости пойти на публичный скандал. В 2004 году она обвинила власти Подмосковья в «шантаже, саботаже и давлении … с целью получения взяток» перед открытием первого торговом центра МЕГА, в результате о МЕГЕ бесплатно написали все центральные газеты. Сейчас и потребители, и пресса «натренированы» подхватить любую новость о компании и начать ее обсуждать.

Урок 7. Реклама должна быть такой, чтобы о ней хотелось рассказать.

Одно дело, если вашу рекламу просто увидели 100 человек, другое – если эти 100 человек рассказали о ней друзьям. В последнем случае у компании есть шанс бесплатно увеличить охват рекламы на десятки процентов. Компания Ингвара Кампрада прославилась умением создавать рекламу, о которой хочется говорить: от почти нейтральной фразы «Каждое утро — в порядке вещей» до навсегда врезающегося в мозг слогана «Каждый десятый европеец сделан на нашей кровати». Меньше чем за месяц до смерти основателя IKEA поместила в одном из шведских женских журналов рекламу детской кроватки с прикрепленным тестом на беременность с функцией «если тест оказался положительным, вы получаете скидку». Как о таком не рассказать?

Урок 8. Развлечения прежде всего.

Кофе с булочками был уже в самой первой IKEA, в 1958 году для мебельного магазина это было как минимум необычно. Сейчас рестораны со шведскими фрикадельками в торговых центрах компании претендуют на роль места семейного отдыха выходного дня, работая самостоятельной точкой привлечения клиентов.

Урок 9. Продавать, не навязываясь.

«Чем я могу вам помочь? Что вас интересует? Вам подсказать?» — эта фраза продавца, вроде бы направленная на увеличение процента посетителей магазина, совершивших покупку, многих бесит. Кампрад решил, что магазин должен продавать товары сам. Отсюда знаменитая концепция торгового зала в форме бесконечного лабиринта, где покупатель встречает каждый товар несколько раз. А продавцы имеют указание общаться с посетителями только в случае, если те обратятся к ним сами.

Урок 10. Продавать что-то большее чем товар.

В рекомендательном маркетинге высший пилотаж — начать ассоциироваться в глазах покупателя не с утилитарным товаром, за который он платит в кассе, а с чем-то большим, масштабным, вдохновляющим. Недаром Harley Davidson вкладывает в продвижение мотоклубов не меньше сил, чем в продажу «Харлеев». Компания продает покупателям не два колеса с мотором, а дух свободы и мужское братство. IKEA со своими фасадами цветов шведского флага, шведскими фрикадельками, шведскими названиями мебели и шведскими приветствиями на входе и выходе продает посетителям Швецию, ее дух и ее дизайн. В мире найдется не так уж много компаний, которые сумели бы превратить целую страну с ее историей, ландшафтом, флагом и культурой в собственный маркетинговый инструмент.

Ингвар Кампрад умело манипулировал желаниями нескольких поколений потребителей. Основанная им компания не перестает идти в ногу со временем и экспериментировать: четыре из пяти ее крупнейших магазинов сейчас работают в Китае, а у себя на родине IKEA начала в порядке эксперимента вдобавок к мебели торговать готовыми домами с полной обстановкой. Незадолго до 80-летия Кампрад сказал: «Я не боюсь этой даты. У меня еще очень много дел, и совсем нет времени умирать».

Кажется, он сделал все, что хотел.

Ингвар Кампрад

Ингвар Кампрад — шведский предприниматель, считается одним из богатейших людей мира. Основатель компании IKEA, сети магазинов торгующих товарами для дома.

 

Ингвар Кампрад хотел, чтобы люди по всему миру смогли покупать красивую мебель и предметы интерьера, и это стремление превратилось в миссию. Если бы не IKEA, для большинства людей современный дизайн в доме был бы недоступен. Ингвар Кампрад человек, оказавший наиболее сильное влияние на вкусы потребителей. В Швеции говорят, что IKEA и Кампрад сделали для общества больше, чем многие политики…

Ингвар Кампрад родился 30 марта 1926 года в маленькой провинции Смаландия в южной Швеции в городе Эльмхульт. Биографы Кампрада считают, что увлечение торговлей передалось Ингвару по наследству. Но в 1897 году фирма, которой владел дед будущего миллиардера, оказалась на грани банкротства. Глава семьи не смог заплатить по закладной и покончил жизнь самоубийством. Но бабушке Ингвара удалось спасти дело. Так она научила внука «силой воли и трудом» побеждать обстоятельства.

«Моя бабушка Франциска, или, как мы все называли ее, Фанни, оказывала огромное влияние не только на меня, но и на всю семью. Она была очень умной женщиной, хотя и простого происхождения».

Люди, близко знакомые с Ингваром Кампрадом, утверждают, что это блестящий маркетолог, умнейший человек, который никогда не ошибается. Действительно, стратегию Кампрада изучали и изучают крупнейшие предприниматели со всего мира. Хотя, как лукаво говорит сам Кампрад, он — недоучка. И это правда — он никогда не учился в университете (в школе преподаватели долго не могли научить его читать). Однако в 1945 году Кампрад стал выпускником высшей коммерческой школы в Гётеборге — и это стало его единственным профессиональным образованием. Отсутствие университетского диплома Кампраду всегда заменял энтузиазм. Как-то он заметил:

«Если вы, работая, не испытываете неисправимого энтузиазма — считайте, что по крайней мере треть вашей жизни пошла насмарку».

Первые торговые сделки молодой Кампрад совершил в детстве: он приобретал оптом карандаши и спички, которые затем в несколько раз дороже перепродавал одноклассникам. За время учебы Ингвар умудрился перепробовать множество занятий, от торговли рыбой до продажи рождественских открыток. Это и стало настоящей школой. Бизнесу он не обучался, книг по этой теме не читал. Но, то, что мы знаем сегодня – компания IKEA появилось благодаря личному опыту и внимательности основателя.

«В области бизнеса, думаю, я несколько отличался от других, потому что начал проявлять деловую активность очень рано. Моя тетя помогла мне купить первую сотню коробков со спичками на так называемой распродаже «88 эре» в Стокгольме. Вся упаковка стоила 88 эре, и тетя даже не взяла с меня плату за почтовую пересылку. После этого я продал спички по цене два-три эре за коробок, а некоторые даже по 5 эре. Я до сих пор помню то приятное ощущение, которое испытал, получив свою первую прибыль. В то время мне было не больше пяти лет».

Основание IKEA

Деньги будущий предприниматель откладывал. Пока школьные друзья прожигали жизнь на футбольном поле и свиданиях с девочками, Кампрад размышлял над тем, как расширить дело. И уже в 17 лет (в 1943 году), добавив к накопленному капиталу деньги, занятые у отца (тот, правда, был уверен, что дает сыну деньги на учебу), открыл собственную фирму — IKEA. Акроним IKEA составлен из его собственных инициалов (IK) названия семейной фермы Elmtaryd (E) и Agunnaryd (A) — названия ближайшей деревни. Интересно, что IKEA была основана лишь для того, чтобы не испортить отношения с поставщиком, который требовал «официальности» в бизнесе. В виду отсутствия денег и молодого возраста 17-летний Ингвар не смог зарегистрировать свою компанию. Для осуществления был привлечен отец Ингвара, на которого и была зарегистрирована фирма. «К сожалению, у меня было много поражений. Весьма печально, что первые неудачи мало чему меня научили. Напротив, я продолжал наступать на одни и те же грабли. Отец часто говорил мне: «Ингвар, ты слишком доверчивый. Ничего из тебя не выйдет».

Сначала компания не имела никакого отношения к мебели. Кампрад продавал всякую мелочь — от канцелярских принадлежностей до уцененных чулок. В какой-то момент он выпустил небольшой самодельный каталог своих товаров и начал принимать заказы по почте. Самую большую проблему — доставки — Ингвар решил просто, договорившись с местным молочником, развозившим каждый день молоко по округе.

Далее внимание молодого предпринимателя привлекает особенность жизни в Швеции: здесь мебель для большинства людей является предметом роскоши, из-за слишком высоких цен. В 1948 году Ингвару Кампраду приходит идея — заняться торговлей мебели. Он вспоминал — «Guimars Fabriker из Альвесты, который был моим главным конкурентом, уже давно продавал мебель в Kagnuit. Я прочитал их рекламу в сельскохозяйственной газете, которую выписывал отец, и решил тоже попробовать себя в этом деле. Таким образом, торговля мебелью, которой я занялся по чистой случайности и исключительно ради того, чтобы утереть нос своим конкурентам, определила мою дальнейшую судьбу».

Разузнав, где можно приобрести самую дешёвую мебель, Ингвар договаривается с мелкими мебельными производителями. В ассортименте его магазина появляется две модели – кофейный столик и кресло без подлокотника. Кресло Кампрад назвал «Рут». С тех пор, у каждой вещи в магазине было свое имя. Звучащие на шведский манер названия товаров, продаваемых в ИКЕА, придумывал сам владелец компании, из-за его неспособности запоминать числовые артикулы.

В тоже время зарождается несколько немаловажных бизнес – принципов Кампрада. Он стал распространять среди своих покупателей небольшую брошюру, которая носила название «Новости IKEA». Именно эта брошюра стала прообразом современного каталога ИКЕА. Молодой предприниматель сразу делает ориентировку на покупателей со средними и малыми доходами. Уже тогда он пришел к своей знаменитой формуле: «Чем продать 60 стульев по высокой цене, лучше снизить цену и продать 600 стульев».

 В начале 50-х годов Ингвар Кампрад приобретает старый заводик в Швеции, что позволило поставить на поток производство ещё более дешёвой мебели для своих магазинов. Это был нонсенс для страны, где мебель всегда считалась недешевым товаром. Столь рисковый ход не мог остаться незамеченным для конкурентов. Кампраду объявили бойкот. Национальная шведская ассоциация продавцов мебели была столь возмущена низкими ценами, установленными в магазинах ИКЕА, что уговорила ведущих лесозаготовителей прекратить всякое сотрудничество с брендом IKEA. Возможно, для другого бизнесмена такой поворот мог стать трагическим, но не для Ингвара Кампрада и не для бренда ИКЕА. Любая проблема и её решение – это лишь новые витки развития компании. В итоге предпринимателю пришлось сделать необычный в то время для шведского бизнеса шаг: он стал приобретать часть компонентов, необходимых для сборки мебели, «по дешевке» у польских поставщиков. Так основатель IKEA заложил будущую стратегию фирмы — размещать заказы на товар в тех странах, где это стоит дешевле. «Проблемы дают потрясающие шансы. Когда нам запрещали покупать ту же мебель, что производилась для других, мы начали придумывать собственный дизайн, и у нас появился свой стиль. Когда мы лишились поставщиков в своей стране, перед нами открылся весь мир».

Поиск баланса между снижением издержек, низкими ценами и высокой прибылью стал одной из основных задач Кампрада. Он всегда считал, что от его деятельности хорошо должно быть всем — и ему, и покупателям. В противном случае долгая и активная деятельность невозможна. Это же его убеждение заставило его очень серьезно отнестись к качеству товаров. Еще на заре его бизнеса, когда продажа осуществлялась только посредством каталогов, конкуренция привела к тому, что участники рынка увлеклись демпингом. И цена на товар понижалась во многом за счет качества этого товара. Люди разочаровывались, предприниматели теряли клиентов, в том числе и основатель Икеа, которого завалило жалобами. Ингвар Кампрад вспоминал это время так: «Тогда я понял, что качество тоже имеет значение. Осознание этого заставило меня сделать выводы и пойти иным путем». Он пошел против течения и не только стал пристально следить за качеством, но и решил открыть демонстрационный зал, куда могли прийти покупатели, чтобы оценить мебель и аксессуары до того, как решиться на покупку. Первый мебельный магазин ИКЕА был открыт в 1953-м. Чтобы заманить будущих клиентов на презентацию магазина, юный предприниматель пообещал каждому, кто придет на открытие, кофе с булочкой. Каково же было его изумление, когда это скромное мероприятие собрало гостей больше тысячи человек! Первая презентация в этот день чуть было не стала последней. Тем не менее кофе с булочкой получили все. А идею быстрого питания прямо в магазине предприниматель запомнил (прошло время, и каждый магазин ИКЕА получил свой обязательный ресторан).

А через пять лет появился магазин площадью 6700 квадратных метров, более или мене напоминавший то, что мы видим сегодня под огромными буквами ИКЕА. Изначально фирменный цвет ИКЕА был красно-белым. Теперь вся сеть ИКЕА, без исключения, окрашена в желто-синие — национальные цвета Швеции. В этот период Ингвар Кампрад уже не был чудо-ребенком из Смоланда. Он превратился в уверенного в себе, холеного и опасного конкурента, чьи методы иногда воспринимались с презрением и недовольством.

В начале 60-х Кампрад совершил познавательную поездку в Америку. Там он впервые увидел магазины, торгующие по системе Cash&Carry. Когда IKEA открывала в 1963 году большой магазин под Стокгольмом, там было многое устроено с учетом американского опыта, правда, творчески переработанного. Во-первых, это был пригород: цены на землю там намного ниже, да и есть место для парковки автомобиля. Во-вторых, чтобы снизить затраты на транспортировку, компания заказывала разборную мебель, где каждая деталь помещалась в плоскую упаковку. Так было легче и дешевле их перевозить. Собирать же мебель должны были сами покупатели.

В 1969 году компания открыла магазин в Дании и построила распределительный центр в Эльмхульте. Последний шаг с точки зрения здравого смысла, не бесспорный. Где найдется столько покупателей в захолустье? Но Ингвар знал, что в Швеции начался автомобильный бум. И понял, что за серьезными покупками люди готовы ехать хоть за тридевять земель. Для поощрения клиентов в магазине IKEA стали продаваться багажники на крышу автомашин. Разумеется, по бросовой цене. Благодаря такой политике оборот компании за один год вырос в два раза.

Сам магазин, получивший название Kungens Kurva, по внешнему виду напоминал нью-йоркский музей Гуггенхайма, который очень приглянулся Кампраду. Однако при его открытиии Ингвар Кампрад не учёл один момент – возможной нехватки товара на полках магазина. Огромное количество людей, буквально подчистую, смели продукцию бренда ИКЕА с полок магазина. Тридцать тысяч шведов непременно хотели купить себе обстановку по низким ценам. В магазине, хотя и таком большом, не нашлось столько товара. Кампрад принял единственно верное в данной ситуации решение — запустить покупателей на склад.  Так, совершенно случайно, компания ИКЕА нашла формулу успеха, которая обеспечила прибыль корпорации на многие годы. Магазин-склад, именно то, что необходимо современному покупателю. Именно с Kungens Kurva стиль работы компании определился окончательно и навсегда. Теперь каждый мебельный магазин IKEA — это своеобразный выставочный центр. Где показываются не только диваны и шкафы, но и любые мелочи быта: скатерти, занавески, покрывала, полотенца и подсвечники. Причем размещено все это так, как и должно быть в реальной жизни. Таким образом, посетитель магазина может осмотреть сначала десять детских комнат подряд, а потом двадцать пять столовых или гостиных и так далее. Прикинув, как та или иная модель смотрится в настоящем интерьере, и, выбрав подходящую, покупатель должен идти за ней на склад. В удобных упаковках он транспортирует мебельную единицу к себе домой и там самостоятельно ее собирает, читая понятные и толковые инструкции.

Кампрад создал то, что мы сегодня понимаем как «шведский стиль» — удобный, рациональный и недорогой выбор товаров для дома. Идея была тоже на поверхности: продать не просто журнальный столик, но и настольную лампу к нему, и кресло, и небольшой диван… Предложенные товары были не предметами роскоши — их можно было приобрести для любого жилья экономического класса. Его идеи как нельзя лучше совпали тогда с идеями социально ориентированного общества, с «народным домом», где не было места излишней роскоши. Кампрад гордится, когда его сравнивают с Генри Фордом: он считает, что, как и Форд, “сделал доступными для большинства населения товары, которые раньше относились к предметам роскоши”.

Международный рынок

После такого успеха у себя на родине IKEA ничего не оставалось, как осваивать зарубежные рынки сбыта. Решения принимались спонтанно. Например, глава компании долго мялся: открывать ли магазин в Швейцарии? Страна была известна своими консервативными вкусами, к тому же там хорошо развернулись две местные сети мебельных магазинов. Но однажды Кампрад, прогуливаясь по Цюриху, подслушал разговор одной молодой пары. «Красивое кресло!» — сказала молодая женщина, глядя на витрину. «Но для нас оно пока не по карману. Давай его купим в следующем году», — ответил ей муж. Этот эпизод решил все дело. И вскоре IKEA появилась в Швейцарии (в 1973 году). А потом и в Германии, Австрии, Великобритании, США. Фактически, кроме Африки и Азии, сейчас IKEA присутствует везде, в том числе и в Китае. Но больше всего продаж ей обеспечивает именно европейский рынок.

В 1976 году началось освоение Нового Света — магазин IKEA появился в Канаде. В 1981 году фирма открыла первый магазин в Париже. Сейчас во Франции 10 магазинов IKEA, и она опередила Швецию по доле продаж. Правда, у дешевой шведской мебели во Франции специфическая репутация. Французы извиняются перед гостями: «Мы купили мебель в IKEA — у нас сейчас туго с деньгами».

С начала 90-х компания активно работает и в Восточной Европе. В Россию шведы пришли по приглашению Николая Рыжкова. Будучи в 1990 году в Швеции с официальным визитом, тогдашний председатель правительства СССР высказал пожелание, чтобы IKEA закупала продукцию у российских мебельщиков. Представители компании побывали в тогда еще советской стране и решили, что идея вполне здравая. Однако строительство фирменного гипермаркета началось только в 1997 году на участке Ленинградского шоссе, а открытие состоялось в 2000 году. Первый московский мегамолл (150 тыс. м², инвестиции — $200 млн) начал работу в конце 2002 года. Комплекс объединил в одном здании более 250 магазинов товаров и услуг, не только формируя глобальный шопинг-центр, но и принося IKEA прибыль от сдачи в аренду торговых площадей. Сегодня компания работает примерно с 30 российскими фабриками, разбросанными по всей стране, а ее магазины есть практически во всех крупных российских городах. «Мои капиталовложения в России стали едва ли не самым ярким примером того, как я умею терпеть фиаско.  В наших планах не было никакой ошибки. Однако наша собственная нерасторопность в сочетании с активностью русской мафии и непреодолимой советской бюрократией все пустили под откос. По данным финансового отчета, мы потеряли около 12,5-15,5 миллиона долларов. Однако я не считаю что это потерянное время».

Состояние Ингвара Кампрада по данным Forbes на 2008 год оценивалось в 23 миллиарда долларов, но почему-то в 2011 году тот же Forbes оценил гиганта мебельной индустрии всего в 6 миллиардов, при этом назвав его главным неудачником года. Но уже по данным на 5 марта 2012 год Ингвар входит в пятерку самых богатых европейцев, а его состояние оценили более чем в 40 миллиардов долларов.

«ИКЕА не идеальна. Меня очень раздражает наш статус лучшей компании в мире. Еще есть куда расти — мы не достигли идеала».

 

Семья 

При поддержке семьи этот человек стал бизнесменом еще в юности, когда его сверстники проводили время на танцах. Его первыми покупателями были ближайшие родственники: мать, отец, бабушка и тети. Он мог опереться на них, рассчитывать на их помощь, когда его бизнес стал разрастаться и нужно было кому-то упаковывать посылки, отвечать на телефонные звонки или разбираться с жалобами. Его дом стал офисом, а офис превратился в дом. Ферма превратилась для мальчика в деловое предприятие, где отец вел повседневные дела, а мама готовила кофе. Так семья стала фирмой, поэтому нет ничего удивительного в том, что впоследствии он начал относиться к своей фирме как к семье.

«Моя мама была настоящей скромной героиней. Она заболела раком, когда ей еще не исполнилось пятидесяти, и умерла в возрасте пятидесяти трех лет, когда мне было 37. Спустя несколько лет я основал фонд для исследования раковых заболеваний. Бизнесмены из Эльмхульта перечисляют в этот фонд пожертвования каждое Рождество».

С первой женой Керстин Уодлинг, Ингвар развелся, не прожив и три года.

«Мы поженились очень рано. Моя жена работала секретарем на шведском радио. Мы провели вместе несколько счастливых лет, и Керстин очень помогала мне в первые годы. Но ей не слишком нравилось то, что все силы я отдавал работе и фирме. Ей хотелось другой жизни. Так постепенно мы начали отдаляться друг от друга. Мы думали, что это происходит из-за того, что у нас нет детей. Тогда мы удочерили маленькую шведскую девочку в надежде, что она сблизит нас. Но это была лишь непродолжительная отсрочка. Когда мы наконец решили разойтись, я воспринял это как личную неудачу.   После развода жена потребовала так много, что даже ее адвокат был удивлен. В конце концов, мы сошлись на разумной сумме, но от всего этого у меня остался неприятный осадок. Вскоре жена заболела и через несколько лет умерла от последствий перенесенного в молодости туберкулеза. Я долгое время не виделся с дочерью, и я мог только думать о ней. Теперь мы снова общаемся. Она вышла замуж и живет со своим мужем, который работает в строительной фирме».

Таким образом, 1950-е были годами личной драмы и коммерческого успеха, полной погруженности в бизнес и поисками новой половины. Последнее удалось осуществить во время путешествия в Италию, где Ингвар встретил молодую учительницу Маргарету Стеннерт. Они поженились в 1963 году, а в 1964-м родился их первый сын Питер.

Из родной Швеции он сбежал еще в 1976 году. Теперь он вместе с семьей живет в швейцарской Лозанне. Причина этого проста: налог с прибыли и подоходный налог в Швеции одни из самых больших в мире и доходят до 70%. В одном из своих интервью Ингвар посетовал, что в Швеции его долгие годы обвиняли в наживе за счет народа. Теперь Кампрад живет сам по себе, а шведский народ остался в Швеции.

У Ингвара Кампрада трое сыновей. Все они — наследники. Но на протяжении последних лет престарелый Кампрад не очень торопился передать им свою империю. Еще недавно все были уверены, что он отлучил детей от громадного наследства. Каждый из них работает в ИКЕА. Каждый получит какую-то долю. Но к руководству концерном Кампрад до последнего времени не подпускал никого. «Втроем руководить концерном нельзя, — объяснял Ингвар Кампрад. — Отдав же предпочтение одному, я погублю свое детище междоусобной борьбой сыновей». И все же дети есть дети. Не так давно мировые средства массовой информации облетела новость, что основатель мебельной империи все же уходит на покой и решился доверить свое сокровище детям. Но как же будут делиться отцовские миллиарды? Как же старые опасения Кампрада, что борьба детей может развалить созданный им мир? Старый Ингвар предусмотрел и это. Отвечая на вопрос, кто является владельцем фонда Ingka, которому принадлежит ИКЕА, Кампрад сказал: «Члены семьи входят в совет директоров фонда и имеют возможность решать много вопросов, касающихся будущего компании. Но они никогда не могут взять деньги из средств компании. Моей семье принадлежит небольшая компания IKANO, и они могут получать деньги только от ее деятельности. Потому что деньги разрушают людей и не дают ответ на вопрос — как стать счастливее. Вы должны хорошо кушать, спать и иметь все необходимое. На это у моей семьи достаточно средств».

Умение ценить деньги Кампрад привил сыновьям. Младший из них, Матиас, вспоминает, как, будучи студентом, корчевал на каникулах лес в усадьбе родителей. Причем отец платил ему за труд меньше, чем наемным рабочим. После учебы Матиас на общих основаниях поступил на работу в один из торговых центров ИКЕА. «Моя первоначальная зарплата была настолько маленькой, что иногда нам с женой приходилось «бедствовать» — выручали только дешевые обеды в кафе ИКЕА», — с улыбкой вспоминает он.

О феноменальной скупости и умении экономить Ингвара Кампарда ходят легенды. В командировках Кампрад живет в трехзвездочных отелях, за завтраком (особенно когда тот входит в стоимость проживания) наедается «до отвала», чтобы хватило до конца дня, а если все же приходится оплачивать питание из своего кармана, миллиардер ходит в дешевые ресторанчики и даже якобы покупает гамбургеры. Посещая во время командировок различные страны, он редко ездит на такси, предпочитая общественный транспорт, где, как объясняет друзьям, «можно узнать вкусы народа». При поездках на поезде Кампрад покупает билеты только во второй класс, сам носит багаж, приобретает на распродажах дешевую одежду, а лучшим отпуском считает путешествие на велосипеде по Швеции. «Как я могу требовать бережливости от людей, которые на меня работают, если буду проводить время в роскоши и комфорте», — объясняет он. «Быть успешным лидером означает подавать хороший пример. Я — пример для всех сотрудников ИКЕА. Перед тем, как потратить деньги на себя, я думаю, смог бы себе это позволить рядовой работник моей компании или нет».

Основатель поражает окружающих внешней скромностью и поучает: «Деньги портят человека. Они должны использоваться как ресурсы для инвестиций, а не как средство удовлетворения прихотей». Экономность Кампрада — не кокетство, заигрывание с народом — дескать, я ничуть не лучше вас. Это жизненное кредо и одновременно — часть философии IKEA. «Каждая крона — это крона», — любит приговаривать Кампрад, то есть «копейка рубль бережет».

Безусловно феноменальный успех IKEA неразрывно связан с личностью ее основателя. Некоторые даже утверждают, что IKEA держится исключительно на Кампраде и преданной «старой гвардии», носителях IKEA-культуры. И хотя его взрослые дети принимают участие в управлении, без главного «пастора» компания лишится своего шарма. «Папа Ингвар» до сих пор присутствует на открытиях, инспектирует действующие магазины, интересуясь всем — от организации торговли до стоимости обеда для сотрудников. Ингвар Кампрад прост в общении, любит неожиданно появиться среди сотрудников, переброситься парой фраз, а то и устроить лекцию, которую обычно слушают, затаив дыхание. Этот человек умудряется передавать слушателям свое горение. По словам Кристофера Барлетта, профессора Harvard Business School, «когда говорит Кампрад, все вокруг наэлектризованы».

«Меня часто спрашивают, мог ли я в молодости предвидеть успехи, которых достигла ИКЕА. Конечно нет, хотя мои юношеские мечты были и смелыми, и масштабными. Мне было суждено посвятить жизнь доказательству того, что хорошая и функциональная вещь не обязательно должна быть дорогостоящей. Это справедливо и сегодня. Нам предстоит пройти еще очень долгий путь, или, как я уже много раз писал и говорил в заключение сотен речей: Мы все еще в начале пути. Великолепное будущее!»

Правила жизни Ингвара Кампрада

  • Главное в управлении — это любовь. Если вы не завоюете симпатии людей, вы не сможете ничего им продать.
  • Не ошибается только тот, кто спит.
  • У меня репутация скупердяя, и я очень ей горжусь.
  • Время — ваш главный ресурс. За 10 минут можно очень многое сделать. Потерянные 10 минут уже никогда не вернуть.
  • Главный секрет удачного бизнеса — это простота и здравый смысл.
  • Мы ставим на главные менеджерские позиции женщин. Так как именно женщины решают все в доме.
  • Слово «невозможно» должно быть навсегда удалено из вашего словаря.
  • Счастье не в том, чтобы достичь цели, а в том, чтобы всегда быть на пути к ней.
  • Я не очень-то люблю тратить деньги, я кто-то вроде шведского шотландца.
  • Семья — это фирма, а фирма — это семья. 
  • Самый эффективный метод — собственный пример.
  • Я думаю, без неудач вы не сможете достигнуть цели.
  • Страх перед ошибками — корень бюрократии и враг развития.
  • Что хорошо для наших потребителей, то, в конечном счете, хорошо и для нас.
  • Это проблема и проклятье лидерства — люди всегда думают о себе. Даже если ты приглашаешь их поговорить, то подсознательно выбираешь тех, от кого можешь услышать определенные вещи. И тогда разговор не получается абсолютно честным и объективным.
  •  Изменить к лучшему свою жизнь — это значит освободиться от статусов и условностей, стать более свободными людьми. Мы хотим, чтобы наше имя ассоциировалось с таким подходом.
  •  Я до сих пор горжусь тем, что умею доить корову и косить траву.
  •  У меня сохранилась привычка всегда спрашивать при совершении покупки, не могу ли я получить свой товар немного дешевле.
  •  Мне до сих пор очень приятно заниматься бизнесом. Но еще большее удовольствие я испытываю, когда у меня рождаются новые идеи, и я умудряюсь убеждать других, что эти идеи можно реализовать.
  •  Демон внутри меня говорит, что нужно еще так много сделать… Я никогда не удовлетворен. Что-то подсказывает мне, что сделанное мною сегодня нужно улучшить завтра.
  •  Я долго не мог научиться не доверять людям. Но сегодня я говорю: не полагайтесь на рукопожатие. Все договоры заключайте только письменно…
  •  Давным-давно я усвоил одно старое правило: сокращение продаж на 1% влечет за собой сокращение доходов на 10%.
  •  Осведомленность о затратах на всех уровнях является для нас почти маниакальной страстью. Каждая крона, которую можно сэкономить, должна быть сэкономлена.
  •  Больше всего меня беспокоит, что мы можем успокоиться, остановиться на достигнутом.
  •  У нашей компании есть свои незыблемые принципы. Один из них заключается в том, что мы никогда не платим взятки.
  •  Лучше быть немного скупым, чем швыряться деньгами. 
  •  Мне уже 76 лет, неужели мне нужно, чтобы мой гроб изнутри был выложен тысячедолларовыми купюрами?
  •  У меня нет вкуса. Я бы не смог обставить собственную комнату. 
  •  Моя самая дерзкая мечта — чтобы однажды к руководству пришли женщины.
  •  С моим авторитетом я могу говорить любые глупости, и меня никто не остановит. 

 

 Материал подготовила Екатерина Почтовая.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о