Содержание

Наталья Бурдина рассказала, как её дети отнеслись к идее усыновить мальчика из Бурятии

Фото: facebook.com / личная страница Н. Бурдиной

«Московская» мама маленького Аюра дала откровенное интервью православному порталу

История маленького Аюра, которого усыновила московский дизайнер Наталья Бурдина, три года назад прогремела на всю страну. Тогда полуторагодовалого малыша в очень тяжёлом состоянии привезли в российскую столицу – в центр трансплантологии. Ему требовалась срочная пересадка печени. Оказалось, что Аюр – отказник. Родная мама открестилась от него дважды: сначала – в роддоме, а во второй раз – когда её разыскали врачи и попросили стать донором печени для сына.

К счастью, столичные специалисты смогли найти донорский орган для мальчика из Бурятии и буквально спасли ему жизнь. Операцию провели, а когда Аюр стал идти на поправку, его решили отправить в дом малютки в Санкт-Петербурге. Однако ребёнку требовалось постоянное наблюдение врачей, внимательный уход, а, главное – атмосфера любви и заботы. Тогда его судьбой занялся главный трансплантолог России Сергей Готье. Он рассказал журналистам о малыше, который очень нуждается в маме и папе. Вскоре нашего маленького земляка забрала из детского дома пара из Москвы – Наталья Бурдина и её муж Андрей.

«Я чувствовала себя очень уверенно»

Накануне, 28 июня, «московская» мама бурятского малыша дала большое интервью порталу о православии «Правмир». Кстати, именно он свёл Наталью Бурдину с Аюром.

— В июне 2015-го, когда Аюрчику всем миром искали семью, на глаза мне попался репост статьи о нём. Статья, о которой идёт речь, равно как и невозможно трогательные фотографии к ней – дело рук (корреспондента) Тамары Амелиной, которую я считаю нашим связным, – призналась она на своей страничке в Facebook. – Спустя ровно три года мы встретились снова, чтобы поговорить о том, как поживает Аюр.

Разговор получился достаточно откровенным. Наталья вспоминает: когда она увидела фотографию Аюра и прочитала его историю, сразу решила помочь малышу.

— И тогда же родилась идея его усыновить. Уже на следующий день я позвонила в центр имени Шумакова и поговорила с лечащим врачом Аюра – очень важно было знать, смогу ли я справиться с уходом за ним. Врач сказал, что если соблюдать определённые правила, то сложностей быть не должно. Собственно, так и есть. А ещё через день мы с Андреем поехали знакомиться с Аюром. Его уже готовились переводить в Дом ребёнка Санкт-Петербурга. Чудом успели его застать. Для меня это было трогательно и одновременно очень страшно, – призналась мама мальчика.

Никаких предпосылок к усыновлению, по её словам, не было – просто захотелось поделиться «накопленными силами».

— Я чувствовала себя очень уверенно. Понимала, что достигла многого – и в карьере, и в семье – дети уже выросли (помимо Аюра, у Натальи есть старшие дочь и сын – прим. авт), у меня много энергии, свободного времени, финансовых возможностей, управленческого ресурса – и я должна этим поделиться, – рассказала Наталья Бурдина и отметила, что, как и сын, в своё время боролась за жизнь. – Я год лежала в больнице, почти полностью удалено правое лёгкое. Борьба за жизнь была тяжёлой, но болезнь отступила. И когда я увидела Аюра, всё сошлось – и мой нерастраченный потенциал, и ощущение братства, ведь он тоже перенес очень тяжёлое заболевание, и вообще всё. И я стала собирать документы.

Встреча с Аюром была предначертана судьбой, уверена его мама.

— Сейчас я уже понимаю, что это должно было произойти. Даже мой брак с Андреем был как бы предэтапом ко встрече с Аюром. Андрей – сейчас уже бывший муж – сам нуждался в поддержке. Он старался решить свои проблемы, прошел ряд реабилитационных программ и первое время вполне успешно работал. Но всё же не сдюжил, не хватило воли к жизни, ему оказалось проще вернуться в свое нездоровое состояние. Он просто сошёл с дистанции, – поделилась она.

«Когда я увидела Аюра, всё сошлось – и мой нерастраченный потенциал, и ощущение братства, ведь он тоже перенес очень тяжёлое заболевание», вспоминает мама бурятского мальчика

Собственно, тогда в жизни Натальи Бурдиной начался новый этап.

— Наступил момент, когда я поняла, что надо или спасать себя и Аюра, или везти на себе ещё и Андрея. И у меня началась не просто физическая усталость, а  эмоциональное истощение. Поняла, что наш брак – «ржавый трамвай», он не только никуда не едет, но и меня к тому же губит. Пришлось сделать непростой выбор.

«Мама, я тобой горжусь»

Близкие Натальи обожают Аюра. Но так было не всегда. Её мать предупреждала: сын на неё совсем не похож, к тому же мальчик – инвалид. А дочка, которой тогда было 15 лет, на новость об усыновлении отреагировала очень бурно.

— Мила сказала: «Мама, ты что, обалдела?» То есть ей эта идея категорически не понравилась. Она и тогда, и сейчас очень хочет, чтобы я принадлежала только ей. Очень меня ревновала. Мила – девушка с характером и просто чинила мне козни – понимала, что у неё есть юридические рычаги воздействия и отказывалась подписывать согласие,  – вспоминает Наталья Бурдина. –  Я знала, что это просто какое-то недоразумение, потому что она очень добрая девочка. Уже была готова привлечь психологов из школы приёмных родителей, но Мила сама смягчилась, хотя все равно было много скепсиса типа: «Ну-ну! Посмотрим!»

А вот сын Данила маму поддержал.

— Он был первым человеком, с кем я этим поделилась. И сказал буквально так: «Мама, я тобой горжусь. Это поступок. Я тебя поддержу». И действительно так и есть. Он живёт отдельно, но когда мы видимся на даче, Данила и таблетки Аюру даст, и горшок за ним вынесет, и вытрет нос, и переоденет, и покормит-напоит. Данила вдумчивый, глубокий человек, и это событие в нашей семье он принял очень серьёзно, – говорит Наталья.

Данил с маленьким Аюром на руках

«Встроенная зрелость»

У семьи в Подмосковье есть большой дом с огромным садом.

— И я мечтаю, что мы там будем жить не только летом, а круглый год. Все соседи Аюра всегда приветствуют, говорят что-то приятное, и я понимаю, что и для них это тоже какой-то важный опыт. Как-то мы встретили таксиста. Калмык по национальности, они тоже буддисты и ближайшие родственники бурят. Он тоже очень серьёзно отнесся к Аюру, и я ему оставила свои координаты. Сейчас он часто пишет нам по-отечески теплые sms-ки – куда можно сходить, где какие национальные мероприятия проходят. Хорошо, что есть Facebook. Оказывается, существует целое сообщество «Буряты в Москве».  Да мы общаемся не только с московскими – и с Улан-Удэ, и с Германией. Очень важно, чтобы Аюр жил в контексте своей национальности – знал культуру, выучил язык.

Водитель такси Валерий подвозил Наталью с Аюром. Когда мама с ребенком доехали до места, Валерий подарил Аюру все игрушки, которые украшали его машину, пожелав удачи, здоровья и предложил не судить о народе по одной женщине, бросившей ребенка. Мы, говорит, не такие. «А я никого и не сужу», отметила Наталья

Кстати, весной 2017-го Наталья Бурдина писала, что ей приходится постоянно «отбиваться» от бестактных вопросах о национальности Аюра. Сам ребёнок пока не понимает, что отличается от других.

— Но, в принципе, в Москве много людей с азиатской внешностью, поэтому не думаю, что с этим будут проблемы. После усыновления в свидетельстве о рождении у Аюра сейчас написано, что он родился в Москве, – подчеркнула Наталья. – К тому же очень важно, как мы, его семья, будем это подавать. У нас есть чётко сформированная позиция – наши внешние различия в семье считаем нормой, и когда Аюр вырастет и всё поймёт, то примет это легко.

За эти три года малыш сильно изменился: сначала был покладистым, а теперь, по словам его мамы, настоящий «мужичок»

— Аюр очень сознательный, знает всё о безопасности, следит за всем вокруг, чётко соблюдает режим – если я отвлеклась, он надевает памперс, пижаму и сам ложится спать. Знает, что в лифт сначала заходят взрослые, и никогда первый не идёт. И он настоящий мужчина – всегда придерживает дверь, помогает мне. Когда мы куда-то идём, достаёт мои туфли. Он во всем мне содействует. Это какая-то встроенная зрелость.

Наталья Бурдина горячо любит своего сына – как родного.

— Мне нравится его запах, мне нравится целовать его в двойную макушку, – говорит она. – Сейчас сделаю серьёзное признание: во мне нет особого трепетного удушливого материнства. Я просто всех своих детей очень люблю, я за них порву любого, я понимаю, что они должны быть накормлены, приголублены. Существует физиологический уровень, когда чётко понятно: свой-чужой. Не знаю, как у других, но у нас как-то все спокойно прошло. Моя мама обожает его тискать и твердит: «Ну он же наш!

Наталья Бурдина признается, что одинаково любит всех своих детей. «Я за них порву любого», говорит она

Под конец Наталья рассказала о родной маме Аюра.

— Я знаю, что она совсем ещё юная девушка, и что на момент рождения сына у неё не было мужа. Возможно, на неё оказали давление или в роддоме, или в семье. Я бы хотела, чтобы она появилась в жизни Аюра. Я её не осуждаю, но не могу поверить, чтобы женщина навсегда отказалась от своего сына и никогда об этом не пожалела. Конечно, это может быть совсем не так, как я себе это представляю, но я готова к её появлению. Я очень благодарна школе приёмных родителей, там очень много об этом говорили. Сначала била себя в грудь: да что вы мне можете сказать нового, я же воспитала двоих детей. Но реально я получила там много во всех аспектах. В Аюре я не замечаю каких-то особых последствий от пребывания в детском доме, у него нет никаких страхов. Наоборот, он очень открыт миру. И он даёт миру очень много.

Самые влиятельные в Бурятии отцы и их дети

Фото: russianstock.ru

Почему знаменитая сталинская фраза работает в нашей республике и в том, и в другом направлении. Читайте в свежем выпуске газеты «Информ Полис»

Второе поколение современной политической и бизнес-элиты Бурятии активно работает в республике. Иногда носители громких фамилий ста­новятся предметом гордости родителей, а иног­да — проблемой с серьезными репутационными издержками. 

Крупный скандал с отравлением более сотни чело­век в кафе «ШулэнДо» показал, насколько ответственно заниматься бизнесом в Бурятии, если твой папа извест­ный человек. Владельцы ШулэнДо, сын и племянник де­путата Народного Хурала Бато Семенова, не очень ак­куратно ведя бизнес в сфере общепита, ненароком под­ставили влиятельного родственника. Отвечать по всем пунктам, и финансовым, и репутационным теперь при­дется самому депутату, что, впрочем, он уже и делает. 

Оказывается, родственные связи с публичными и влиятельными политиками не только благо в биз­несе, но и большая опасность. Теперь старый мем про резюме от «дяди Баира» можно рассматривать под но­вым углом. 

И ведь Бато Семенов не единственный политик и бизнесмен, чьи дети остались в Бурятии и занима­ются бизнесом. Для Бурятии, как для восточной ре­спублики, это вообще свойственно. Отцы и дети у нас связаны гораздо сильнее, чем на Западе. Доступ к се­мейному капиталу и к связям облегчает вход практи­чески в любой бизнес. Но восточный менталитет так­же подразумевает и коллективную ответственность за все, что делает семья. 

Стоит вспомнить, сколько всего натерпелся предсе­датель Народного Хурала Цырен Доржиев, имея в сыно­вьях небезызвестного Тушина Доржиева. Имен­но из-за реноме сына нынешнему спикеру было очень трудно занять эту должность, несмотря на большой опыт и заслуги. Но бурятская общественность в тот мо­мент решила, что сталинское выражение «сын за отца не отвечает» верна и в обратном направлении. Может быть, но от репутационных издержек и разговоров это все равно не спасает. 

Это касается не только парней. Боевая девушка Юлия Бумбошкина, дочь бывшего главы спортивно­го агентства Владислава Бумбошкина также достав­ляла отцу много проблем. До сих пор на слуху сканда­лы с избиением соперниц и вызывающим поведением девушки в ночных клубах. 

К счастью, негативных примеров меньше. Гораздо больше историй про то, как дети известных родителей, политиков и бизнесменов гордо несут свои фамилии и не влипают в двусмысленные ситуации. 

Прекрасный пример того дочь депутата Народно­го Хурала, основателя компании «Полином» Аркадия Цыбикова, Арюна, которая открыла этно-маркет «Zam space» и продвигает бурятскую культуру среди моло­дежи. Дочь другого депутата Народного Хурала Вале­рия Доржиева, Светлана основала Галерею искусств Народов Азии, где выставляет скульптуры и картины известных бурятских авторов. 

Дочь известного строительного магната Вячеслава Байминова Инна Чимитова заведует сразу нескольки­ми ресторанами, спа-салонами и гостиницей под брен­дами «Орда» и «Самурай». 

Дочь руководителя Пенсионного фонда Евгения Ханхалаева Татьяна Мантатова смогла достичь высот не только в бизнесе (она руководит телеканалом «Ариг Ус»), но и в политике, до недавнего времени Татьяна Мантатова занимала должность сенатора от Бурятии, а до этого была депутатом Народного Хурала. 

Продолжает семейную династию сын руководителей «Информ Полиса» Соелмы и Вячеслава Дагаевых Чингис. С приходом в бизнес Чингиса издательский дом прев­ратился в большой холдинг, специализирующийся на маркетинговых и диджитал услугах. 

Дочь бывшего спикера Народного Хурала Матвея Гершевича Надежда Гершевич пошла по стезе обще­ственника и благотворителя. Сегодня она возглавля­ет благотворительный фонд, помогающий женщинам, «Радость материнства». У Надежды не всегда выходит работать без скандалов, но тем не менее. 

Занимается бизнесом в Бурятии, в том числе в сфе­ре общепита, и сын известного в прошлом полити­ка Владимира Агалова Константин. А также сын быв­шего главы ФСБ в Бурятии Валерия Халанова Сергей. 

Есть и совершенно уникальные примеры, когда дети превосходят своих родителей. Например, сын скандально известного бурятского бизнесмена эпохи Геннадия Айдаева Юрия Турченюка Дмитрий возглав­ляет новый кабельный телеканал — АТВ. Сам Дмитрий человек куда более известный, чем его отец, и в скан­далах он замечен не был.

В Улан-Удэ наградили детей-героев

Фото автора

30 мая в правительстве Бурятии чествовали ребят, которые спасали чужие жизни, рискуя своими собственными

Эти, как кажется на первый взгляд, обычные школьники и студенты – и в самом деле настоящие герои: они тушили пожары, выносили людей из горящих домов, вытаскивали из воды и из-подо льда и даже ловили падающих в воздухе.

Кто-то из детей, совершивших отважные поступки, уже имеет отличительные знаки и медали. Подвиги других до недавнего времени оставались незамеченными. В преддверии Международного дня защиты детей все восемнадцать ребят-героев, наконец, получили заслуженное признание. Республиканская акция при поддержке правительства и  омбудсмена по правам ребёнка Татьяны Вежевич «Дети Бурятии – герои нашего времени» прошла в Улан-Удэ впервые.  

«Так бы поступил каждый»

30 мая в конференц-зале правительства Бурятии ребятам-героям вручали ценные подарки и благодарственные письма от имени главы республики Вячеслава Наговицына, Министерства чрезвычайных ситуаций и Республиканского агентства лесного хозяйства. Вместе с детьми, приглашёнными для награждения, в правительстве собрались их родители и преподаватели – счастливые и невероятно гордые за героические поступки своих детей и учеников. Сами юные спасатели о подвигах рассказывали скромно. Они уверены: на их месте так бы поступил каждый.

Ребят поприветствовал зампредседателя правительства Бурятии по социальному развитию Владимир Матханов.

— Эти поступки вы совершили ради близких людей, соседей, а порой – даже тех, кто неизвестен вам, кого вы увидели в первый раз, – обратился он к присутствующим. – Но, тем не менее, невзирая на тяжёлую ситуацию, которая возникла – а она была и на воде, и в огне, и под водой – вы посчитали нужным спасти человека. Огромное вам за это спасибо. Но хотелось бы, что вы не забывали, что надо беречь себя и своих близких. Ведь главная награда, которую они получили, – то, что вы остались живы.

Дважды потушили пожар

— Я шёл домой после школы и увидел, как горит поле, огонь шёл на школу, – рассказывает ученик 8 класса Челутаевской школы №2 Максим Житухин – В этот день как раз произошёл пожар в доме, и все пожарные уехали туда. Мы с ребятами взяли вёдра, лейки и пошли тушить огонь. Поле болотистое, вода была очень холодная, мы заходили туда прямо в одежде. Пламя было очень большим, дул сильный ветер.

Среди ребят, отважно боровшихся с огнём, шесть мальчиков – Максим Житухин, Александр Макаров, Кирилл Чабан, Евгений Афанасьев, Максим Тютрин, Артём Унагаев и даже одна девочка – десятилетняя Даша Мартынова. Все ребята учатся в одной школе, правда, в разных классах.

Саша Макаров тоже заметил пожар, когда возвращался домой после тренировки. Ребята рассказывают: после того, как огонь удалось потушить, кто-то поджёг поле снова. И школьники во второй раз бросились на борьбу с огнём.
— Думаю, каждый бы так сделал, – говорит Саша Макаров.

Поймал упавшего ребёнка

В августе 2008 года в поселке Усть-Орда Иркутской области четырёхлетняя девочка сорвалась с балкона пятиэтажного дома. Учившийся тогда в десятом классе Пётр Моргоров проходил мимо, когда услышал крики о помощи и увидел девочку, которая буквально «свесилась» с балкона.

Внизу собралась толпа людей, которые с ужасом наблюдали за происходящим. Не раздумывая, Пётр бросился на помощь. Вместе с ещё одним молодым человеком он забрался на крышу подвала и решил через балконы добраться до девочки. Когда ребёнок сорвался и полетел вниз, молодой человек приноровился к траектории падения и буквально поймал её в воздухе, в миллиметрах от крыши подвала. Всё произошло за считанные секунды. Героический поступок был отмечен медалью «За спасение» и знаком «Горячее сердце».

Спас двух сестёр от смерти

Летом 2012 года студент ВСГАКИ Богдан Протасов вытащил из воды двух девочек, чуть не утонувших в реке Протока в Забайкальском крае.

Молодой человек заметил, что они плескались на небольшой глубине, а потом исчезли из виду: на поверхности реки виднелись только руки, отчаянно плещущие по воде. Богдан подплыл к одной из сестёр, взял за руки и вывел на мелководье, а затем сразу бросился ко второй девочке, которую уже уносило течением. Он схватил её, вытащил на поверхность и доплыл до берега.

Маленькие герои с большим сердцем

Юных жителей Бурятии, рисковавших собой ради других, в последние годы было очень много: Дима Михайлов, ученик третьего класса Верхнее-Кодунской средней школы из Кижингинского  и Баир Жигмытов из Михайловской школы Закаменского района спасли тонущих друзей.

Ученик Туркинской школы Захар Шевяков вытащил из воды своего товарища, провалившегося под лёд.

Максим Магадаев, учащийся Бурятского аграрного колледжа, спас из огня трёх маленьких сестёр. А 14-летний Денис Кичигин два года назад спас из реки тонущую женщину, хотя сам не умеет плавать.

— Сразу приходит на ум Великая отечественная война, когда такие же ребята совершали такие же героические поступки, – отметил на церемонии награждения руководитель республиканского агентства ГО и ЧС Александр Бушуев. – Есть в нашей жизни место подвигу. Не умея плавать и спасти человека из воды – это надо постараться. Не все, кто умеет плавать, хочет спасать.

Среди юных героев есть и девушки. Студентка Индустриального техникума Анна Скиданова помогла женщине, пострадавшей этой зимой на Стеклозаводе от рук преступника, подняться и дойти до общежития Индустриального техникума, а после этого позвонила в «скорую».

Врачи приехали вовремя и спасли жизнь женщине. А ученица школы № 8 Улан-Удэ Екатерина Бадмацыренова спасла девочку от отравления угарным газом.

30 мая награду вручили и юному певцу Лудубу Очирову. Несмотря на ограниченные возможности по зрению, он уже несколько лет помогает людям с инвалидностью и детям.

Самые известные истории усыновления в Бурятии

Фото: pixabay.com, а также личные архивы героев публикации

Решимость и доброта взрослых помогли спасти жизнь детям

В этом материале мы собрали самые громкие истории усыновления в Бурятии. 

Мама по призванию

В 2004 году Долгор Ильюнова, педиатр детдома «Аистенок», мать троих детей, усыновила мальчика с диагнозом «ДЦП», а через год удочерила девочку с той же болезнью, но в более запущенной форме. 

Женщина овдовела в 90-е годы и, чтобы прокормить троих детей, ушла из поликлиники и ездила «челноком» в Китай. Чтобы занять детей, она отдала их в спорт. Все трое стали мастерами спорта России по стрельбе из лука, получили высшее образование. 

Вскоре Долгор начала подрабатывать в доме ребенка «Аистенок». Маленький Илья с детским церебральным параличом запал в душу женщине, и, ни с кем не посоветовавшись, она усыновила его. В дацане он получил новое имя – Алдар. К четырем годам мальчик начал ходить, исчезли проблемы со зрением. Через год в семье Ильюновых появилась Аюна (имя также изменили), с тем же диагнозом, только в более запущенной форме. Забота и любовь Долгор сделали Алдара и Аюну здоровее и счастливее. 

В 2014 году Долгор Ильюнова стала лауреатом республиканской премии «Человек года». 

Московский бурят

История Аюра Бурдина гремела на всю страну. Три года назад полуторагодовалого малыша в очень тяжёлом состоянии привезли в Москву в центр трансплантологии для срочной пересадки печени. Родная мама Аюра отказалась от него дважды: сначала – в роддоме, а во второй раз – когда её разыскали врачи и попросили стать донором печени для сына. 

К счастью, столичные специалисты нашли донорский орган для мальчика и буквально спасли ему жизнь. Когда Аюр стал идти на поправку, его решили отправить в дом малютки в Санкт-Петербурге. Однако ему требовались постоянное наблюдение врачей и уход. 

Тогда главный трансплантолог России Сергей Готье рассказал журналистам о малыше. Вскоре Аюра забрала пара из Москвы – Наталья и Андрей Бурдины. Сейчас Наталья одна воспитывает Аюра, но неизменно делится в соцсетях историями из жизни сына и его достижениями. 

Привез мальчика из Чечни

Историю появления Юсупа в семье Вячеслава и Ларисы Мархаевых знают многие. Вячеслав был командиром бурятского отряда ОМОН в Чечне. 

В то время десятилетний Юсуп часто прибегал к бурятским бойцам ОМОНа. Это в глазах ваххабитов было предательством. Ребенок был в опасности. Мама Юсупа сама попросила бурятских омоновцев забрать его, ведь для него это был шанс выжить. Так чеченский мальчик переехал в Бурятию. 

Общительный Юсуп сразу прижился в новой семье. В семье Мархаевых также воспитывается младший брат Юсупа Джабраил. 

— Юсуп сам изъявил желание привезти брата, это была его личная инициатива. Конечно, мы полностью поддержали его желание, — рассказывала Лариса Мархаева. 

Год назад Юсуп женился в Чечне и перевез молодую жену на свою вторую родину – в Бурятию. 

Родилась в рубашке

В 2013 году всю страну поразила шокирующая история удочерения «девочки из ямы». В деревне Эхирит Булагатского района Иркутской области местная жительница родила девочку, завернула новорожденную в полиэтиленовый пакет и выбросила на окраину деревни. Плач ребенка услышал пастух и спас новорожденную, которую с обморожениями доставили в больницу. 

Девочку оформили как подкидыша, и уже через несколько дней она обрела новую семью.Супруги из Бурятии незамедлительно оформили опеку над новорожденной, но официально удочерить не могли почти два года. 

Биологический отец заявил о своих правах на ребенка, в этом его поддержал Верховный суд. В свою очередь, опекуны девочки обратились в суд о лишении его и биологической матери родительских прав. 

В мае 2015 года биологических родителей девочки лишили родительских прав. А уже в июле Верховный суд Бурятии определил дальнейшую судьбу малышки – она осталась в приемной семье.

«Теперь мы неразрывно связаны с Бурятией»

Фото: семейный архив Бурдиных

Как сложилась судьба Аюра, мальчика из Бурятии, за историей которого следила вся страна

Аюру Бурдину всего два годика, а у него уже множество подписчиков, «фолловеров» и друзей в социальных сетях. Каждый пост о ребенке, который публикует мама мальчика Наталья Бурдина, собирает огромное количество  откликов. Неудивительно, что и поздравления с днем рождения малыш собирает сотнями – и со всей страны. Среди обычных пожеланий особняком стоят: «Богатырского здоровья, Аюр! Не болей, малыш!». Искренние пожелания не могут не сбыться: всего через несколько дней после дня рождения мама мальчика сообщает – прием некоторых препаратов отменили, а некоторых – снизили. И это очень хорошо.

А началась эта история в Улан-Удэ. Здесь родился мальчик с врожденным пороком печени. Родная мать отказалась от него дважды – в роддоме и после, когда ее попросили стать донором и спасти своего сына. В Москву в Центр трансплантологии ребенок был доставлен в тяжелейшем состоянии и уже практически не ел.

Операция была проведена, однако о возвращении мальчика в детдом и речи быть не могло. Аюру требовалось постоянное наблюдение врачей, внимательный уход, постоянный прием препаратов и атмосфера заботы и любви. Всего этого малышу не могли дать в детдоме. Тогда судьбой Аюра занялся сам главный трансплантолог страны Сергей Готье. Он рассказал о малыше журналистам, сообщив, что сейчас они ищут ребенку приемную семью.

Одними из первых на клич отозвалась семья Бурдиных. Успешные москвичи, родители уже взрослых детей, некоторое время назад они и подумать не могли, что станут родителями бурятскому мальчику да еще и с таким тяжелым заболеванием. Но решение пришло мгновенно: «Он – наш!».

«Неуверенно пошел от папы ко мне»

Людям, несведущим в медицине, непросто понять, на какой подвиг решилась Наталья и Андрей Бурдины. Аюр родился с тяжелым пороком печени, с диагнозом несовместимым с жизнью. Спустя некоторое время у него развился цирроз печени, он был очень слаб и отставал в физическом развитии. Когда донорский орган был найден, Аюр едва мог справляться с тяжелой ситуацией, которая усугублялась сопутствующими заболеваниями, такими как пневмония, остеопороз, рахит. Благодаря усилиям врачей Центра трансплантологии имени Шумакова, а в частности Сергея Владимировича Готье, Аюр был успешно прооперирован. Пожизненно Аюр будет принимать иммуносупрессию. Это означает, что его иммунная система находится в угнетенном состоянии, чтобы организм не начал отторжение инородного органа. По этой причине Аюр находится в изоляции, он никогда не сможет посещать детский садик, школу, места скоплений людей.

…Как и все мамы, Наталья может очень долго рассказывать о сыне. «О сыне» — это уже официально. С недавнего времени Аюр носит фамилию «Бурдин». И это не все хорошие новости. Благоприятные прогнозы дают врачи, да и по фотографиям невооруженным взглядом видно: щечки малыша налились и потяжелели, взгляд стал открытым, улыбка – широкой и немного лукавой.

— Сейчас Аюрчик чувствует себя как обычный малыш, активно развивается, несколько месяцев назад начал ходить, что для него большое достижение: будучи в возрасте год и четыре месяца, когда мы его привезли домой, он едва мог сидеть без поддержки. Все же сказалось длительное угнетенное состояние организма в ожидании донорского органа, — рассказывает Наталья, с которой мы связались через социальные сети.

Первое время, вспоминает мама малыша, они жили буквально по часам: перерыв в приеме наступал только ночью, а интервал приема порой доходил по 30 минут.

— По фотографиям того периода видно, что Аюр немного напряжен. Только спустя месяц он смог раскрыться, почувствовал, что дома. С самого начала было понятно, что он очень добрый, открытый мальчуган. Мы понимали, что Аюрчик отстает в физическом развитии, терпеливо ждали, когда он сделает свои первые шаги. Для нас был настоящий подарок, когда он, покачиваясь, неуверенно пошел от папы ко мне в руки. Он очень смышленый и сообразительный, любит слушать сказки, уже различает животных и цвета, с удовольствием складывает мозаики. Очень смешно показывает, какой он сильный, большой и быстрый: сильный – сжимает кулачки, лицо изображает напряжение; большой – поднимает ручки вверх; быстрый – ловко топает ножками. Теперь мы ждем, когда Аюр начнет говорить. Сейчас у него свой собственный язык, на котором «А!» означает «Привет!». Теперь все домашние говорят друг другу «А!» при встрече, что очень забавляет Аюра. Еще мы очень любим играть в прятки, когда вдруг Аюр становится «невидимым». «А где Аюр?» – вдруг говорим мы и начинаем его «искать», заглядывая под стол, за занавески и в шкафы. Аюр стоит рядом, но он «невидимый». Когда вдруг «чары» исчезают, мы все радуемся, а Аюр от удовольствия кружится и танцует, — делится маленькими радостями Наталья.

«Прыгали от радости как дети»

Помимо лечения ребенка, семья Бурдиных столкнулась и с другими трудностями – в первую очередь, с дикой бюрократией.

— Мы столкнулись с вопиющим фактом бездействия врачей в нашей районной поликлинике, куда Аюр поступил на учет по месту жительства. Четыре месяца я обивала порог кабинета заведующей с просьбой обеспечить ребенка необходимыми лекарственными средствами. Возможно, виной всему была некомпетентность сотрудников и незнание регламента получения таких редких препаратов. Все это время нам приходилось самостоятельно покупать лекарства, а это немалые суммы. В какой-то момент мое терпение закончилось, и я составила жалобу, которую отправила в семь разных инстанций, начиная от администрации президента до комитета по защите прав детей, включая администрацию Минздрава и даже прокуратуру. Ситуация решилась положительно буквально через десять дней, когда письма дошли до адресатов. Аюра взяли под тщательный контроль, и сейчас нам даже напоминают, что пора получать те или иные препараты. Обидно, что пришлось применить метод административного давления, хотелось бы, чтобы все по совести выполняли свою работу. Особенно такую ответственную, — говорит мама Аюра.

Небыстрым оказался путь и к официальному усыновлению.

— О существующих формах адаптации детей в семьях мы с мужем узнали уже в школе приемных родителей. Подробно изучив предмет, мы решили, что хотим именно усыновить Аюра – дать ему статус нашего кровного ребенка, который будет носить нашу фамилию, будет иметь равное с нашими детьми право на наследство. Трудностей особенных я не помню, это была скорее методичная большая работа с документами. Множество справок, заключений, выписок из банка, встреч с органами опеки. Часто опускались руки, потому что не всегда сходились сроки: ты получаешь одну справку, за это время вторая заканчивает срок действия, и все нужно пройти по-новому. Но мы не тратили силы на расстройство, просто двигались точно по плану. Теперь Аюр у нас стал Бурдин! Когда мы получили решение суда, прыгали от радости как дети. Это был путь длиной в пять месяцев, но мы его прошли, — рассказывает Наталья.

«Нас поддержали не сразу»

Сегодня Наталье даже странно вспоминать, что не все близкие с пониманием отнеслись к их решению.

— Решение об усыновлении было принято нами мгновенно, хотя о том, чтобы принять ребенка в семью раньше не было и речи. Мы с мужем не колебались в принятии решения – берем. И на следующий день мы уже поехали в Центр трансплантологии, где находился после операции Аюр, чтобы с ним познакомиться. Когда нам вынесли этого маленького человечка в маске, который совсем не выглядел на свой возраст, он протянул к нам ручки, стало ясно, что дальше нам остается только действовать – этот ребенок наш!

Страхи, конечно, были. Первым делом я поговорила с лечащим врачом Аюра об особенностях состояния его здоровья, о перспективах, одним словом о том, что нас ждет. Потом самым страшным было сообщить семье. И, надо сказать, нас поддержали далеко не сразу. Моя мама очень опасалась, что мы не справимся: ребенок сложный. Моя пятнадцатилетняя дочь от первого брака была категорически против – возможно, сказывалась ревность. Нам понадобились месяцы планомерной работы (здесь нам очень помогла школа приемных родителей), чтобы всех убедить в правильности нашего решения. Сейчас, конечно, Аюра обожают все домашние, он – настоящий наш любимец.

«Важно, чтобы Аюр знал свои корни»

Бурдины сразу решили: Аюр будет знать, что он – бурят. Помимо обычных сказок, Наталья читает на ночь сыну сказки о Гэсэре, о великом Байкале. В этом помогают и сами жители Бурятии.

— Поскольку история Аюра с самого начала была под пристальным вниманием прессы, о его усыновлении сразу стало известно и в Бурятии. Мы получили множество сообщений от бурят в Facebook с предложением дружбы и благодарностью за земляка. Потом буквально посыпались подарки: Аюру прислали бурятские сказки, в том числе и о доблестном герое Гэсэре, национальный костюмчик, лист дерева из Иволгинского дацана и много других ценных подарков. Многие присылали ссылки на статьи о Бурятии, к нам в гости приезжала фотограф Анна Огородник. Мы подружились с некоторыми улан-удэнцами, поддерживаем общение, нас все приглашают в гости. У нас сложилось самое лучшее представление о вашем народе, который с первого дня дал нам ощущение теплого участия и благодарности. Одним словом, теперь мы неразрывно связаны с Бурятией, как только получим разрешение врачей, сразу отправимся в путешествие к берегам Байкала. Пользуясь случаем, передаю всем привет и лучшие пожелания! Я очень ценю эти связи с родными краями Аюра, очень важно, чтобы он знал свои корни, свой культурный генетический код, — считает Наталья.

Благотворительный фонд «Аюр»

17 июля об истории Аюра напомнили в передаче «Мужское/Женское». Выпуск был посвящен дню медицинского работника. Помимо Аюра, в передаче показали и других маленьких пациентов Сергея Готье – всем им знаменитый трансплантолог буквально подарил вторую жизнь.

Вторая жизнь началась не только у Аюра, но и у его родителей.

— Наша жизнь, конечно, изменилась, как и у всех родителей с появлением в семье малыша. В более широком смысле мы поняли, что делать добро легко и просто необходимо. Хочется делиться опытом, оказывать помощь другим детям. Меня приглашают в школы приемных родителей, на специализированные мероприятия, я делюсь опытом, рассказываю о нашей истории. Надеюсь, что наш пример вдохновит другие семьи на подобные шаги. Сейчас собираю информацию о деятельности благотворительных организаций, надеюсь, что скоро начнет работу благотворительный фонд «Аюр», который будет помогать детям сиротам, молодым матерям и беременным женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, — делится планами Наталья Бурдина.

новейшая тенденция в бурятской политике

Фото: russianstock.ru

Приход нового лидера республики актуализировал тему этногенеза в Байкальском регионе

«Время метисов», статья под таким названием вышла на сайте газеты «Новая Бурятия», в которой известный в республике журналист Александр Махачкеев рассуждает о русско-бурятских метисах в прошлом, настоящем и будущем. 

Постсоветская политика

В правительстве Бурятии трое метисов. Это глава РБ Алексей Цыденов, министр спорта и молодежной политики РБ Вячеслав Дамдинцурунов и министр туризма РБ Мария Бадмацыренова. Как отметил комментатор на сайте infpol.ru, это 3 человека из 21 членов правительства, или 14% из общего состава. 

Вопрос о национальной принадлежности представителей власти в Бурятии — один из важнейших. Впрочем, это характерно, практически, для любой страны мира, но к вопросу национальной принадлежности, прибавляются расовые, религиозные и гендерные мерила. 

Не случайно и Алексей Цыденов при первом своем появлении в республике сообщил, что он метис. А о победителях конкурсного отбора сказал, что: «Прошли одни буряты. Даже не знаю, что и сказать. Что ни говори – будет звучать как оправдание». Но, оправдываться ему и не нужно. Ведь в целом с ранее назначенными министрами, правительство выглядит вполне сбалансированным как по национальному, так и по гендерному признакам. 

Предтечами Цыденова, Дамдинцурунова и Бадмацыреновой в постсоветской политике стали метисы Александр Иванов и Матвей Гершевич. Иванов был соперником Леонида Потапова на президентских выборах 1994 года, а Гершевич – председателем Народного Хурала РБ с 2007 по 2015 годы. 

Очевидно, федеральный центр учел их опыт при назначении Алексея Цыденова на пост врио главы РБ. Таким образом, приход нового лидера республики и двух вышеназванных министров значительно актуализировал тему метисации. Причем, как сквозь призму новейших политических тенденций, так и в целом этногенеза в Байкальском регионе. 

Первое взаимопроникновение

Метисы появились в этнической Бурятии одновременно с приходом русских. Среди казаков не было женщин, и они силой оружия захватывали их у бурят. Этот период взаимоотношений русских и бурят был полон трагизма, когда на территории Западной Бурятии около века полыхала война. 

Вот один из классических случаев того времени описанный Сергеем Балдаевым. Это история икинатского родового вождя, шамана Ухин Тохана. «Ухин Тохан имел семь жен. Младшая жена отличалась особенной красотой. Шаман ревновал ее и держал под замком. В одну из поездок атаман Братского острога увидел младшую жену шамана, решил отнять ее и жениться на ней. В темную дождливую осеннюю ночь он напал на усадьбу шамана и увез красавицу» (Балдаев. 2012. с.331). 

В плен уводили и бурятских детей. Одним из них был Михаил Сердюков. Он был родом из селенгинских табангутов, мальчиком попал в плен, воспитан купцом Иваном Сердюковым и стал выдающимся российским гидротехником и судостроителем. Петр I одарил Сердюкова двумя золотыми перстнями, а императрица Елизавета Петровна произвела его в потомственные дворяне. В 2006 году в Вышнем Волочке установлен памятник Петру I и Михаилу Сердюкову. 

Так, начинался взаимный процесс генетического проникновения русских и бурят. Обратимся к тому же Балдаеву: «Нодог был женат на русской женщине. Он долго жил в Верхоленском остроге. Там он сошелся с одной женщиной, женой казненного казака. Он полюбил ее. Она родила сына Сумэна. Когда окончилась его неволя, он вернулся домой с русской женой. Она родила ему еще двух сыновей – Эхэнгэра и Эльгэна» (Балдаев. 2012. с.228). 

Братья и сестры во Христе

Появлению и распространению смешанных семей способствовала церковь, заинтересованная в росте своей паствы. В том числе и за счет бурят-преступников. Крестившись, он становился другим человеком – русским, неподсудным родовой юрисдикции и женился на русской женщине. 

Известны и случаи организованных миссионерами массовых свадеб холостых бурят на каторжанках. Буряты шли на это, чтобы не платить калым за невесту. Но, состоятельные буряты были готовы заплатить калым и за русских женщин. Размер, которых доходил до 100 лошадей, 20 верблюдов, 50 коров, 200 овец и 30 коз. 

Крещенные буряты на три года освобождались от ясака, переходили в разряд крестьян и платили государству повинности, как русские крестьяне. Существовала и практика взаимного усыновления и удочерения. Например, тайша хоринских бурят Эрдэни Вамбоцыренов, воспитанный бурятами русский мальчик. 

Карымы, харануты и баргуты

В результате появились целые поколения и даже новые субэтносы. В Прибайкалье они полностью растворились среди русских. В Бурятии их различают как «карымов». 

В Бичуре они называются еще «харанутами», которые живут в селах Верхний Маргинтуй, Сухой Ручей, Елань. Они отличаются внешне по говору и четко отделяют себя от местных семейских и бурят. А в Мухоршибири семейские называли жителей села Старый Заган как «харанутами», так и «баргутами». Они произошли от браков освободившихся каторжан с бурятскими женщинами. В Джиде село Армак образовано отставными суворовскими солдатами. Они прибыли в 1801 году и женились на бурятских девушках. 

Гураны и семейские

В Восточном Забайкалье метисов зовут в основном «гуранами». Они представляют собой потомство от браков русских казаков с бурятками и хамниганками. Или русских женщин с крещеными бурятами или хамниганами. Гураны представляют значительный процент от всего населения Забайкальского края. О чем говорит даже название целого административного района – Карымский. 

Но такие деревни и села рассеяны по всей этнической Бурятии: Надеждино (Бохан), Харайское (Оса), Грязнуха (Аларь), Харюзовка (Балаганск), Ониноборск (Хори), Сосновка (Еравна), Бар (Мухоршибирь), Карымское (Прибайкалье), Зарубино (Джида), Бурнашево (Тарбагатай), Унэгэтэй (Заиграево), Дабатуй (Бичура) и т.д. 

Смешивались с бурятами не только казаки и крестьяне, но и семейские — старообрядцы. Притяжение крепости веры, духа, трудолюбия и общинной взаимопомощи староверов было настолько сильным, что, несмотря на угрозу репрессий со стороны властей немало бурят перешло в старообрядчество. «Начинается сближение и устанавливаются родственные связи ясачных и бурят с семейскими, наиболее консервативной группой русского населения» (Болонев. с.160). 

В основном с ними смешались восточные буряты на территории современных Хоринского, Заиграевского, Тарбагатайского и Мухоршибирского районов (Хасурта, Ташелан, Курба, Унэгэтэй, Верхние Тальцы, Новая Брянь, Бурнашево, Куйтун, Верхний Куналей и др.) и селенгинские буряты: «В Бичуре «часть казаков из бурят сделались семейскими путем браков, как и инородцы» (Прыжов. с.337). 

Русско-бурятская любовь вчера и сегодня

Появлению метисов способствовали не только религия, экономика или политика, но и просто любовь. Так Цыбен Жамсарано писал в своих путевых заметках 1903 – 1907 гг.: «Нас очень радушно принял Ханхасаев, человек состоятельный, молодой, энергичный, женат на русской, принял православие из-за женитьбы по любви» (Жамcарано, с.34). И там же о Трубачееве: «В юности полюбил русскую девушку, сошелся и напоследок женился наперекор общественному мнению и воле родителей и родственников» (Жамcарано, с.215). 

В советское время сословные, религиозные и национальные перегородки были снесены. Совместная жизнь начиналась в родильных домах, продолжалась в детсадах, школах, на танцплощадках и работе, а завершалась на общих кладбищах. Как результат, по данным К.Д. Басаевой с 1956 по 1976 годы доля национально-смешанных браков, зарегистрированных во Дворце бракосочетания Улан-Удэ, составила 13%. Самый известный русско-бурятский метис той эпохи это, наверное, драматург Александр Вампилов. 

В настоящее время во всю мощь проявился и процесс глобализации, и количество межнациональных браков только растет. По данным Хоринского ЗАГСа, любезно предоставленными краеведом Татьяной Гармаевой: в 2007 г. их было 18 из 120 или 15%. А в 2013 году 18 из 94 или 18%. В промежутке между этими годами было порядка 10%. 

А по данным опроса за 2005 (47%), 2007(49%) и 2009(46,9%) гг., практически, половина жителей Бурятии ответили, что имеют близких родственников другой национальности (из книги Д.Ц.Будаевой). У нее же сообщается, что больше половины опрошенных жителей республики в 2011 году положительно смотрит на гипотетические браки своих детей с представителями других национальностей. Русские 57,8%, а буряты 53,5%. При этом позитивный настрой быстро растет. 

Итак, метисация имеет исторические корни и это объективно существующий процесс, как результат совместного проживания и хорошей психологической совместимости народов Байкальского региона. В благоприятных социально-экономических и политических условиях он будет только возрастать.

Это тоже Россия. Бурятские красавицы.

Живущие в европейской части России — вы вообще представляете себе просторы своей Родины и ее национальное разнообразие? Или в отпуска все по Турциям да Египтам рассекаете? И все, что за Уралом, для вас темный лес-тайга-медедь?
Знаете ли вы, что есть такие буряты, якуты, коряки, хакасцы, алтайцы и другие народы — с совершенно оригинальными национальными традициями, менталитетом, праздниками?..

Когда я жила в СССР, то успела по недорогим школьным и студенческим путевкам, а также со стройотрядами (да и просто с семьей на каникулах) поездить по нашей огромной стране и посмотреть хотя бы частично ее национальное и территориальное разнообразие.
Армения, Дагестан, Осетия, Чечено-Ингушетия, Молдавия, Мордовия, Украина, Белоруссия, Камчатка (Корякский национальный округ), Башкирия, Казахстан — вот некоторые места, где я побывала в возрасте от 7 до 24 лет
.
Сейчас наша Родина несколько сократилась, но все равно остается огромной, интересной, самобытной, и грех не поездить по ней.
Ну вот вам несколько фото от  лучшего в Бурятии, на мой взгляд,   фотографа-репортажника anna_ogorodnik.

Да, это тоже Россия.


Фото взяты отсюда

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о